11:54
Автор: Рубрика: Теория Комментариев нет

Просветление

Основы духовного развития

Покой ума — единственное истинное счастье.

Всё остальное — лишь замаскированное несчастье. Тукарам

enlightenment sensesАфоризмы и анекдоты в тему: 1.Просветление всегда наступает утром.

2.111: Что послужило причиной отказа?

222: Просветление мозгов заказчика.

3.Интересно то, что мы ловим порой кайф не от просветления, а от затемнения, которое нам кажется просветлением. Не обман ли это дьявола… Барон Ралфэд.

4.Детище разума — дурдом и самые опасные в нём — просветлённые, ибо нет страшнее болезни, чем ум у… сумасшедшего! Ефим Шаулов. Шутка...

Медитация представляет собой внутреннее созерцание божественных сущностей. Объектами медитации являются аспекты Истины. Истину можно созерцать только тогда, когда разум человека пребывает в покое. При этом не должно быть напряжения и не следует прилагать волевых усилий.

Постижение есть одновременное осознание и принятие Божества и Божественного смысла существования вещей. Кроме того, постижение подразумевает приятие всего таким, как оно есть, и видение правильности всего в том виде, в котором оно существует.

Просветление есть состояние сознательного единения со Вселенским Началом, в котором человек постигает свою причастность к Истине. Средства, используемые для достижения просветления, называются духовными упражнениями.

Духовные упражнения — это особый способ направить свои действия в нужное русло и контролировать их. Духовные упражнения делают человека хозяином самого себя. Подлинные упражнения эффективны и в то же время не требуют приложения волевых усилий. Если человек изо всех сил стремится вести себя правильно, он не достигнет успеха на пути духовного развития.

Преобразить свою природу в подобие Истины можно лишь посредством внутреннего постижения.

В Дзэн-буддизме путь просветления называют заставой без ворот. Китайские даосы говорят, что он требует приложения ненасильственных усилий.

Человеку свойственно расти. Однако мы ведь не считаем, что цветок пытается цвести или что фруктовое дерево стремится плодоносить.Цветение цветка является проявлением в жизни растения вселенского закона; это воля Бесконечного, которую можно лицезреть в конечном.

Просветление есть цветение человеческой души; оно также естественно просто и неизбежно, как и цветение розы. Мудрец не стремится быть мудрым; мудрость так же естественна для него, как безрассудство для обычных смертных. Чтобы быть собой, человеку не нужно прилагать усилий. Усилия свидетельствуют о противоречиях в душе человека.

Большинство религиозных организаций регламентируют жизнь своих последователей строгими заповедями и предписаниями. Эти заповеди и предписания, как правило, начинаются словами Ты не должен и имеют своей целью посредством запретов и ограничений вынудить человека открыться Божественной милости.

Однако тот, кто пытается сокрушить в себе пороки грубыми усилиями воли, подавляет зло лишь на время и тем самым становится невротиком. Когда посредством постижения мы приходим к осознанию Божественной энергии, которая делает возможными наше существование и рост, мы перестаем сопротивляться ее естественному течению в нас и через нас.

Когда в результате постижения у нас открывается видение изначально присущей нам Божественной добродетели, озаряется светом наше внутреннее естество, а вслед за ним неизбежно преображается и внешнее.

Метафизические упражнения не должны преследовать материальные цели. Подлинный мистик не занимается медитацией и сосредоточением для того, чтобы приобрести объекты материального мира. В равной мере медитация не является для него ни побегом от ответственности, ни средством избавиться от проблем обыденной жизни.

Разумеется, это не означает, что метафизические упражнения не имеют осязаемых последствий. Когда человек с помощью медитации и постижения приводит в порядок свою внутреннюю жизнь, улучшается и становится более благополучным его физическое существование.

Когда ты познакомишься с основами философской жизни и принципами ненасильственного роста, ты заложишь в себе фундамент мудрости. Мудрость есть простое и естественное состояние развитого человека, ты приобретешь нечто великое и непреходящее.

К метафизическим упражнениям не следует относиться как к испытаниям, которые дают предлог для соревнования с другими искателями Истины в красочности пережитых видений и повод для претензий на принадлежность к духовной аристократии. Все метафизические упражнения, которые достойны этого названия, подразумевают открытие в душе света добродетели, красоты и мудрости.

В терминах постижения Истина — это космический факт, и этот факт прекраснее, благороднее, достойнее, мудрее и желательнее всего остального. Истина является не каким-то определенным словом, а той самодостаточностью, к которой стремится в своем развитии человек.

Древние наставники поведали нам, что просветление, великая награда за проявленное усердие, приходит внезапно — никто не знает когда. В конце пути находится состояние, о котором говорят, что оно ожидает всех. Невозможно сказать, когда человек обретет это просветление.

Оно может прийти завтра, оно может прийти после десяти тысяч жизней, однако целенаправленные занятия неуклонно приближают день освобождения. Метафизика дарует человеку свободу, безопасность и мудрость лишь тогда, когда он возвысит свой разум до постижения Божественного Замысла.

Личное дерзание

Ты желаешь построить практическое мировоззрение, которое приблизит тебя к решению твоих личных проблем и поможет тебе жить с большей отдачей для себя и других? В таком случае тебе прежде всего нужно познакомиться с основными принципами духовного развития, а затем выработать практическую программу действий, которая будет соответствовать твоим нуждам.

Человечество всегда в том или ином виде регламентирует свою деятельность. В материальном мире дисциплина способствует развитию искусности и эффективности; недостаточная подготовленность неизбежно сказывается на размере заработка.

Люди идут учиться, потому что понимают, что для экономического выживания необходимо овладеть каким-то ремеслом. В такой же мере необходимо овладеть духовными науками. Самую точную из этих наук, религию, невозможно постичь лишь с помощью молитвы и поста.

Одни надежды и мечтания не помогут вам стать хорошим бухгалтером, равно как одни благие намерения не сделают из вас подлинного философа. Вы должны выполнять определенные философские упражнения и стремиться достичь мастерства в овладении священными науками.

Немногочисленные вдохновенные искатели обнаружили, что видимый мир и происходящая в нем деятельность имеют великую неявную цель. Наградой за дерзание служит более глубокое постижение духовных истин.

Спокойствие и безопасность невозможно обрести лишь путем получения новых сведений и развития мыслительных способностей. Если человек не преобразил себя внутренне, то как бы глубоко он ни переживал события свой жизни, как бы всесторонне он ни был образован и какого бы внешнего благополучия он ни достиг, он все еще несовершенен.

Пока духовное сознание не обогатило и не украсило устремления его разума, человек все еще не обрел безопасность и не стал самодостаточным. Материальное образование направлено на совершенствование ума и тела. Оно может также дать человеку представление об искусстве, ремеслах и науках.

Однако современное образование не дает человеку знания его подлинного Я. Дух, душа и метафизические потребности не находят себе места в научной системе ценностей. Следствия этого очевидны.

Материальное знание не приносит счастья. Оно не способствует нравственному совершенствованию. Оно не вдохновляет человека обретать целостность. Только духовное знание может завершить образование и даровать безопасность, моральную устойчивость и духовное просветление.

Конечная цель метафизического образования не сводится к запоминанию сведений, изложенных в учебниках по философии. Метафизическое образование представляет собой развитие тех способностей человеческого ума, которые дают возможность убедительно проявиться сокровенной жизни духа.

Все великие системы метафизической философии включают в себя упражнения, которые призваны освобождать и совершенствовать духовное дарование человека. Поскольку все систематические занятия в равной мере требуют прилежания и целеустремленности, человек, который получил лучшее образование, сможет больше других почерпнуть из метафизических упражнений.

Метафизику не следует считать заменой обычному образованию, однако ее упражнения окажутся для человека тем более полезными, чем с большим разнообразием предметов он знаком. Между тем тот, кто считает, что сможет с помощью медитации углубить свои представления, скажем, о грамматике латинского языка, скорее всего будет разочарован.

Метафизические упражнения восходят к древнейшим религиозным системам. Школы метафизической мысли процветали в Индии в течение тысячелетий и существовали в большинстве национальных культур древнего мира. Различие между метафизикой и теологией сводится прежде всего к основополагающим установкам.

Так, римский император Юлиан Отступник провозгласил, что только самые благородные и образованные люди достойны быть причастными к религии. Платон учил, что чистота намерений и самоограничение являются первыми заповедями философской жизни. После того как Нерон убил свою мать, он боялся вступить в Храм Таинств, хотя почитался верховным жрецом Рима.

Древние правила и заповеди, которыми руководствовались Платон, Пифагор и Аристотель, не были потеряны. Однако в течение столетий их не принимали во внимание западные мыслители, делая основной упор на объективные жизненные ценности.

Между тем буддистские монахи Китая, Таиланда и Бирмы, а также жрецы-брахманы в Индии по-прежнему знают древние принципы и руководствуются ими в своей жизни. Как ни странно, эти принципы очень просты. Трудности возникают лишь с их применением.

Цель тайных учений в том, чтобы пробудить и проявить духовные ценности человека. Великие посвященные древнего мира своей жизнью подтвердили эффективность традиционных систем метафизических упражнений. Однако мы не живем сегодня в мире Платона и Аристотеля.

Наше общество введено в заблуждение мнимыми социальными перспективами. Современная экономика и технологизация сильно изменили души людей. Поэтому древние упражнения, если им суждено сыграть важную роль в нашем развитии, должны быть адаптированы к нуждам сегодняшней жизни.

В настоящее время уже сделано много, чтобы приспособить старые метафизические упражнения к темпу жизни и способу мышления наших современников. Однако чаще всего такие попытки терпят неудачу.

Неудача, как правило, объясняется неоправданным оптимизмом со стороны наставников и их последователей. Восточные учителя, которые приходят на Запад, обычно полагают, что их слушатели уже значительно преуспели в самосовершенствовании, тогда как на самом деле их типичный ученик представляет собой заурядного человека.

Самые существенные затруднения возникают при выработке программы, которая будет понятной для многих и не введет никого в заблуждение. Практикуя метафизические упражнения, человек не станет нечувствительным в отношении переживаний, с которыми он сталкивается в своем повседневном существовании.

Метафизика не может оказать влияние на законы кармы и перевоплощения, однако она помогает ученику понять смысл этих законов и осознать их действие в его жизни. Закон причины и следствия невозможно нарушить. Метафизика вдохновит вас на правильные поступки и даст терпение, необходимое для преодоления последствий неблагоприятных действий в прошлом.

Метафизика не устраняет препятствий, страдания, бедности и обязанностей, а дает понимание, которое помогает взглянуть в лицо этим напастям, не теряя надежды, целостности и глубокой убежденности. Метафизика укрепляет характер и дает возможность чувствовать себя хозяином любого положения — смело взглянуть в лицо обстоятельствам и рассудительно поступить в сложившейся ситуации.

Закон кармы, или причины и следствия, в приложении к действиям человека есть альфа и омега всех метафизических упражнений. Благодаря целенаправленным занятиям ученик улучшает свою жизнь, и поэтому не будет ничего удивительного, если с началом практики судьба станет благоприятствовать ему.

Все причины влекут за собой соответствующие следствия. Если благодаря философии и постижению в непосредственном окружении человека воцарился порядок, тем самым достигается не только большая безопасность в текущей жизни, но и лучшее будущее в жизнях последующих.

Современным искателям Истины не приходится больше добиваться разрешения стать учениками, смиренно ожидая у ворот храма. В наши дни искатель должен сам наставлять себя.

Эволюция наделила каждого человека способностью анализировать и оценивать свой собственный характер. В настоящее время жрецам не нужно рассказывать людям в чем суть проявления добра и зла. Ныне каждый человек сам себе высший жрец и наставник в метафизической жизни. Если вы поняли это, ваша собственная целостность должна вдохновить вас стать на стезю ученичества.

 

Восток и Запад

Почти каждый из нас в предыдущей жизни был представителем другой расы или народа. Если присмотреться к окружающим людям и понаблюдать за их привычками, можно увидеть, как закон перевоплощения роднит жителей самых удаленных уголков нашей планеты.

Поскольку у каждого из нас свое духовное основание, поскольку перевоплощения провели каждого из нас по неповторимому пути эволюции, и поскольку карма воздает каждому из нас по-своему, то все мы учимся, развиваемся и совершенствуемся поразному.

Философия во многом сводится к интерпретации, а интерпретация зависит от точки зрения. Вот почему, если люди с различным духовным опытом пытаются интерпретировать одну метафизическую идею, они неизбежно приходят к разным выводам.

Каждый ученик должен интерпретировать метафизику в соответствии со своим характером и своими нуждами. Как сказал Св. Павел, пища одного человека для другого может оказаться ядом. Подобное расхождение в характерах людей требует, чтобы каждый метод метафизического совершенствования тщательно пересматривался в соответствии с темпераментом ученика.

Между тем ни один метод невозможно приспособить к нуждам человека, если человек сам не изучит свои потребности и реакции на различные рода знания. Вот почему в этой книге не предлагаются метафизические упражнения, которые могут разочаровать человека или оказать иное отрицательное влияние.

Метафизика разделена на две великие ветви — восточную и западную.

Западная ветвь берет свое начало в Египте и Халдее, тогда как восточная уходит своими корнями в доведические культы, существовавшие по обе стороны Гималаев. Западная школа развивалась в объективном направлении и нашла свое выражение в философии величайшего древнегреческого метафизика Платона.

Восточная школа, ориентированная на субъективный мир человека, достигла высшей точки своего развития в учении Гаутамы Будды. В своей психологической ориентации западный мир по существу объективен. Человек Запада верит в то, что видит.

Он ценит материальные вещи и физическую жизнь, стремится к обладанию и власти. Современная индустрия, начисто лишенная идеализма и нацеленная на неуклонное повышение эффективности, является закономерным продуктом объективной философии, которую развивают люди нефилософского склада.

Для индуса реально невидимое, тогда как видимое — всего лишь иллюзия. Восточный ум ясно постигает иерархию духовных ценностей. Целью восточного идеализма является полное отречение от всех физических привязанностей и материального имущества.

Восточный мудрец живет с единственной целью — достичь не привязанности. Он мечтает о времени, когда у него не будет ничего, тогда как человек Запада мечтает о дне, когда у него будет все. На Востоке богатством почитается мудрость, тогда как западный человек ставит во главу угла накопление видимых, физических вещей.

Мы знаем, что все крайности несовершенны и что величайшая добродетель лежит в умении довольствоваться тем, что имеется в наличии. Поэтому сегодняшний мудрец пытается объединить в себе восточную и западную тенденции и достичь равновесия между привязанностью и не привязанностью, между обладанием и отречением.

Наша современная система образования учит миллионы молодых людей одному и тому же. Накопление знаний становится самоцелью обучения, которое полностью игнорирует духовные ценности. Пристрастный интерес к спорту и политическим событиям делает для многих невозможным изучение более серьезных предметов.

На Востоке основания духовной жизни закладываются ребенку в детстве. Обычный двенадцатилетний мальчик-индус знает о религии больше, чем шестидесятилетний американский священник.

Мистицизм искони присущ Востоку. На Западе же мистиками становятся втихомолку, рискуя своей экономической безопасностью. Возле Ганга я видел сидящего у пристани нищего брахмана, который не умел ни читать, ни писать, но мог процитировать наизусть все Веды. Читал он их довольно быстро, но все чтение занимало около четырнадцати дней, поскольку Веды значительно длиннее библейского Ветхого Завета.

Ты можешь спросить: Понимал ли святой то, что читал? На этот вопрос следует, по-видимому, ответить утвердительно, поскольку чтец относился в число четырех миллионов нищих индусов, которые отреклись от мирского имущества, от своего уютного дома и путешествуют от одного святого места к другому.

На Востоке это называется религиозной жизнью. Никто не рекомендует западному искателю Истины следовать по этому пути, однако один индусский пандит сказал мне: Человеку, который отдал все своей вере, больше нечего дать.

Мы, по существу, являемся материалистами, да и на Востоке теперь трудно найти человека, который в той или иной мере не был бы привязан к материальным ценностям, другим людям и своим идеалам.

Поэтому метафизика для нас оказывается всего лишь хобби, развлечением, прихотью, мимолетным переживанием. Мы должны принять материальность нашего народа как часть божественного замысла. Как блудный сын, мы должны иносказательно вернуться в Египет и пасти там свиней.

И тогда в конце концов мы будем богаче, несмотря на все лишения, через которые нам суждено пройти, мы будем мудрее и благороднее, несмотря на путешествие по стране тьмы и заблуждений. В награду за пережитые злоключения мы обретаем мудрость, смелость, понимание и истину и становимся воистину величественнее ангелов.

Поскольку мы сильно отличаемся и от восточных людей, и от древних греков, мы должны приспособить их мистическую философию для наших нужд. Мы должны стать практическими идеалистами с ясным пониманием наших ограничений. Людям свойственно стремиться к мудрости, однако каждый индивид и народ получает ее по-своему — в соответствии со своим опытом и пониманием.

Выражаясь метафизически, наше чувство изолированности является следствием материалистического мировоззрения. Пока мы отрицаем существование сверхъестественных миров, они остаются для нас за семью печатями. Пока мы живем в божественном мире, руководствуясь материальными стандартами, мы отделяем себя от божественных энергий, которые заполняют мир и питают собой все живое.

Для восточного человека Бог пребывает внутри и является сердцем и естеством вещей. Для западного человека Бог очень далек и требует, чтобы к нему относились со страхом и трепетом. Он напоминает абсолютного монарха, божественное присутствие которого вынуждает человека пасть ниц. Поиски Истины должны учитывать эти различия, а духовные упражнения должны строиться в соответствии с темпераментом конкретного человека.

Темпы западного существования сделали для нас невозможным следование восточному идеалу сидячей, медитативной жизни. Однажды великого индийского святого попросили приехать в Америку и учить там людей. Он в ужасе поднял вверх руки и воскликнул, что суета жизни на Западе окажет пагубное влияние на его чувствительную нервную систему.

В каком-то смысле эта суета отрицательно сказывается на каждом западном человеке, который пытается жить как созерцатель. Вибрации великих западных городов очень беспорядочны и оказывают плохое воздействие на нервные центры души, или симпатическую нервную систему.

Физическое тело человека Запада привыкло оказывать сопротивление внешним импульсам, выработало в себе противошоковые реакции и тем самым стало более грубым, менее чувствительным, нежели тело восточного человека.

Для человека Запада стало жизненной необходимостью существование в сфере очевидного, а также построение философских теорий, которые оправдывают его образ жизни и подвергают критике другие мировоззрения. Все это является частью одного и того же механизма побега от действительности.

Поэтому неудивительно, что более чувствительные люди Запада с радостью принимают элементы восточной философии, которые проникают на Запад. Восточный мистицизм становится привлекательным для тех, кто разочаровался в западном материализме. К несчастью, такие люди редко встречают понимание своих соотечественников.

За последние пятьдесят лет в Америку с Востока для проповеди философских учений прибыло несколько доброжелательных учителей. Их выступления привлекли к себе всеобщее внимание, а их системы духовного развития нашли себе многочисленных сторонников.

Однако восточные учителя обнаружили, что по какой-то непонятной причине их самые серьезные ученики страдали, заболевали и умирали. Дело было в том, что человек Востока склонен переоценивать духовное понимание своих западных последователей.

Его интересует великая философская система, тогда как учеников привлекает его личность. Они верят ему, а не тому, что он говорит. Поэтому многие западные последователи так и не преодолели своей духовной слепоты, что и возымело трагические последствия.

Различные формы йоги, дыхательные упражнения и поднятие кундалини относятся к очень опасным восточным учениям. Эти духовные практики вполне разумны и естественны для восточного человека и, в частности, индуса, который посвятил всю жизнь очищению тела и развитию у себя духовного восприятия.

Однако они оказываются непросто бесполезной, но и опасной игрушкой в руках западных людей, которые считают, что путем дыхательных упражнений можно получить божественную милость.

Когда обычный американский бизнесмен начинает занятия йогой, он не может по достоинству оценить эту систему и не обладает целостностью, которая необходима для ее правильного применения. Для него йога оказывается столь же опасным начинанием, как и введение в Индии американской экономической системы.

Когда изучающий метафизику пытается развить свои сверхчувственные способности, не руководствуясь при этом наставлениями опытного учителя, он сталкивается с опасностью увлечься аномальными психическими явлениями.

Сообщения о необычных ментальных феноменах возбуждают воображение непосвященных. Планшетка для спиритических сеансов, видения, трансы, столоверчение и созерцание кристалла обладают необычайно притягательной силой.

Непонятные явления становятся доказательством подлинности духовных способностей, что наводит на мысль об индийском йоге, который не так давно демонстрировал возможности своего космического сознания, разъезжая по центральным улицам города в автомобиле без горючего.

Этот трюк завоевал ему популярность, на которую не может рассчитывать ни один мудрец. Поэтому очень важно, чтобы изучающий метафизику западный человек, который надеется достичь прогресса в духовной жизни, держался как можно дальше от всех аномальных психических феноменов.

Самые последовательные духовные традиции как на Востоке, так и на Западе предостерегают своих учеников против необычных явлений и медиумизма. В Индии такого рода трюками увлекаются сторонники низших ступеней йоги, но последователи Раджа-йоги никогда не практикуют их.

Открытость в отношении трансцендентных энергий, которую стремится развить у себя последователь мистицизма, всегда контролируется его личной волей и поэтому ни при каких условиях не может привести к медиумическим причудам.

Новый обзор основных принципов

Выполнение упражнений изучающим состоит в том, что он созерцает процесс постепенного приближения к тайне постижения. Он учится, постепенно постигая необходимые условия созерцательной жизни. В конце концов, смысл эзотерических упражнений в том и состоит, что они освобождают сознание и направляют его к Истине.

В большинстве метафизических школ преподают раз и навсегда установленные методики и стремятся раскрыть сознание последователей, предлагая им регулярно практиковать традиционные психические упражнения. Опыт показывает, что такой процесс, как правило, приводит не к подлинному переживанию, а к рациональному пониманию истин.

Если ученик довольствуется лишь рациональным пониманием, он уже сошел с Пути, ведь человек развивается не посредством запоминания, а путем переживания внутренней реальности священных законов бытия. Это переживание является всецело личным достижением. У нас нет никакой возможности ограничить его временем, местом или методикой.

Постижение есть приспособление всей жизни к новому и просветляющему пониманию причины существования. Поэтому совершенная практика представляет собой непрерывное течение понимания, процесс роста в ходе повседневной деятельности, процесс становления, в основе которого лежит осознание бытия.

Подлинная медитация представляет собой постоянное переживание просветления и открытие новых источников внутреннего вдохновения. По мере того как твое постижение начнет углубляться, у тебя будет развиваться понимание того, каким должен быть твой следующий шаг.

Откровение постепенно, ненасильственно и рационально. Конфликтов с разумом быть не должно, развитие происходит в поле сознания. Мы поступаем в соответствии со своими знаниями.

Если, с другой стороны, мы пытаемся расти, руководствуясь только моральным чувством долга, развитие оказывается сложным и трудным, а внутренняя жизнь наполняется противоречиями, которые возникают на почве отчаяния и постоянных самоограничений. Попытки совершать духовные поступки, когда воля не опирается на соответствующее постижение, приводят к хаосу и внутренней дисгармонии.

Многие последователи эзотерических учений позволяют упражнениям превращаться в задания. Они совершают их из чувства духовной ответственности, потому что постоянно подталкивают себя на добродетельные поступки, которые на самом деле не согласуются с их глубинными намерениями.

Возьми, например, такую простую добродетель, как контроль эмоций. Многие люди, интересующиеся духовностью, встречаются с необходимостью иметь уравновешенный характер. Когда в физическом окружении возникают отвлекающие или раздражающие условия, прилежный ученик старается встретить их, сохранив самообладание.

И даже когда он вполне естественно оказался раздраженным, усилия его воли сдержат все внешние эмоциональные проявления. Человеку свойственно сердится, и поэтому для того, чтобы держать в узде свой характер, ему приходится прилагать усилия.

Конфликт между высоким этическим идеалом и трудностью следования этому идеалу в жизни пагубно сказывается на нервной системе: человек отчаивается и становится невротиком.

По этой причине нежелательно, и с философской точки зрения, недальновидно устанавливать фиксированные стандарты и требовать от учеников, чтобы они следовали этим стандартам независимо от уровня их личного понимания. Решение этой проблемы по существу можно назвать платоническим.

Человеческое общество установило определенные материальные законы для того, чтобы защитить человека от нерациональных побуждений, и поэтому все ученики должны следовать этим законам. Если ты строишь свою жизнь начиная с сокровенного понимания, у тебя не будет конфликтов.

По мере углубления постижения ты склоняешься в сторону правильных действий. Когда ты понимаешь жизнь, самообладание утверждается в твоем характере. Постижение вступает в свои права, и гнев не сразу, но постепенно уходит. Правильное действие не может быть совершено до тех пор, пока человек не осознает взаимосвязи событий в окружающем мире.

Добродетель базируется на понимании. При этом у человека нет необходимости контролировать свои действия, потому что их контролирует высшее Я. Старое изречение о том, что дух желает, но плоть слаба, с философской точки зрения, несостоятельно. Плоть никогда не бывает ни сильной, ни слабой. Понятие плоть просто относится к побуждениям, которые идут вразрез с заповедями духовной жизни.

Хорошее деяние должно совершаться не вопреки нашим другим устремлениям, но лишь тогда, когда благодаря постижению к его свершению устремляется вся целостность нашей души.

Правильное действие, в свою очередь, оказывает благотворное влияние на будущее. Каждое совершаемое правильное действие утверждает основание для правильных поступков в будущем и показывает направление, в которых эти поступки должны совершаться.

Таким образом, говорят что постижение течет. Оно движется в себе, посредством себя и является своей собственной причиной. Постигни это, и тогда какое бы действие ты ни совершал, неудача никогда не постигнет тебя.

Подход к духовности

О силе воображения в ментальной и эмоциональной жизни человека мы уже говорили. Важно понять, что воображение тесно связано с псевдомистицизмом и может служить непосредственной причиной многих его проявлений. Неконтролируемое воображение и принятие действительного за желаемое может привести к созданию видимости подлинного духовного развития.

Если ученик не находится под защитой в первые годы своего развития, существует вероятность, что его введет в заблуждение астральный свет мира воображения. Когда ученик пытается освободить сознание без помощи опытного учителя, необходима постоянная бдительность.

Такая бдительность невозможна без основательных познаний в строении видимого и невидимого миров и глубокой осведомленности в законах, которые проявляются в них. Очень много значит правильный подбор материала для чтения.

Подлинный мистик быстро выходит за иллюзорные границы между сектами и вероисповеданиями. Он скоро приходит к пониманию, что в просветленной духовной жизни нет места религиозным предрассудкам. Он признает вклад в духовность всех религий и осознает универсальность Истины.

Однако чтение имеет свои слабые стороны. Сталкиваясь с новыми идеями или незнакомыми ему интерпретациями старых идей, разум новичка склонен принимать их с энтузиазмом, от которого начинает усиленно работать воображение.

Таким образом, ученик может поспешно сделать выводы, которые не согласуются с известными фактами. Поэтому здесь, как и в предыдущем случае, нужно быть бдительным, чтобы не увлечься многообещающими идеями.

Занятия эзотерическими упражнениями в течение некоторого времени обычно приводит к тому, что у человека повышается чувствительность к духовным сущностям. Эта чувствительность может увенчаться, а может и не увенчаться необычными сверхчувственными переживаниями.

Разумеется, лучше, когда духовной развитие не сопровождается заметным развитием необычных психических возможностей. Для начинающего бывает очень трудно правильно оценить значимость экстрасенсорного восприятия. Обычно люди склонны переоценивать свои возможности и, стало быть, свой уровень развития. Порой бывает, что эти неправильные оценки, подкрепленные воображением и энтузиазмом, приводят к плачевным последствиям.

Следующая за этим катастрофа может принять одну из нескольких форм. Одержимый своей недалекостью, ученик может счесть себя очень продвинутым. Когда этому подкрепленному желаниями мнению сопутствует определенное стечение обстоятельств, новичок попадает в замкнутый круг воображаемых озарений и посвящений, которые пагубно скажутся на его неразвитых духовных способностях и перечеркнут немногие положительные результаты, которых он достиг.

Много метафизических движений было основано увлеченными людьми без должного понимания — что возымело весьма незавидные последствия для их самих и многих других людей. На подобных иллюзиях основываются представления многих так называемых проповедников высших истин, искренне и с невиданным упорством отстаивающих свои фантастические учения.

Большинство членов метафизической аристократии, которая во все времена наводняет сферу мистицизма, лелеют в себе плоды собственного воображения или невероятные построения вышеупомянутых проповедников.

Серьезно подумай обо всем этом и укрепись в решимости противостоять естественным искушениям, которые возникают при избытке энтузиазма и неконтролируемой работе воображения.

Подлинного прогресса добиться нелегко, и поэтому его завоевания следует защищать от пагубных воздействий, которые могут проявиться, когда возникает убежденность в новых достижениях.

К духовности следует относиться спокойно и без всяких амбиций. Опасно недооценивать свои достижения, равно как и переоценивать их. Ни один разумный ученик не желает отягощать свою карму и вводить в заблуждение других. Мы несем ответственность за все ложное, что навязали людям. Поэтому мы должны наставлять других лишь в той мере, в которой сами убеждены, что говорим правду.

Помни, что самая на первый взгляд, незначительная ошибка в начале развития, если ее не устранить, по мере совершенствования перерастает в великое заблуждение. Интеллектуальное понимание всего этого, в сущности, является словесным построением.

Содержание любого утверждения вполне может стать объектом веры, может быть принято или отвергнуто человеком, может рассматриваться им как добродетель — однако это еще не постижение. Различие в данном случае очень тонкое и его трудно объяснить в словах.

Ни одно утверждение не имеет смысла, если оно прямо и непосредственно не приводит к постижению. В действительности, мудрость заключается в том, чтобы вообще не утверждать, а просто постигать.

Пример. Все просветленные люди разделяют мнение, что мир, его законы и вселенская жизнь, которая в нем проявляется, есть благо. Рассуждения, базирующиеся на подобных представлениях, могут оказаться весьма благоприятными для психики человека, могут дать тому, кто их разделяет, чувство эмоциональной благодати, хотя все мыслительные построения остаются всего лишь идеями до тех пор, пока они не пережиты.

Между тем человек, который верит в то, что мир благ, может причинить вред не только себе, но и обществу. Мнение о том, что жизнь по своей сути положительна, может быть использовано для оправдания пассивной жизненной позиции и развить у человека склонность не замечать существующие недостатки. Оно может привести к тому, что человек не будет признавать необходимость дальнейшего совершенствования.

Или же ученик попытается продвинуться духовно с помощью одних только голословных утверждений. Он может верить, что делает успехи уже только потому, что отстаивает положительные аспекты жизни там, где они неочевидны.

Каждое утверждение будет казаться ему великой победой, и недалекий человек, сам того не замечая, своим оптимизмом ведёт себя в гипнотическое состояние. Формулировки станут для него фактами, а желание утверждать — заменой внутреннему просветлению.

Подлинное постижение отличается не только в подходе, но и в механизме реагирования на великое разнообразие феноменов окружающего мира. Постижение не подразумевает постоянные размышления о том, что мир благ. Лучше сказать, что по мере углубления постижения сознание открывает благость мира как неотъемлемо присущее ему качество.

Это переживание является итогом созерцательной жизни; оно не приходит в жизнь извне. Оно исходит из мира, становится очевидным и проявляется как нечто растущее. Это нечто просвечивает для нас сквозь пелену видимостей. Поэтому нашему разуму нет необходимости еще раз утверждать, что мир благ, так же как у него нет необходимости каждый раз говорить, что растение растет.

Постижение — это своеобразное видение, о котором можно сказать, что это видение само по себе есть вера. Человек постигает благость мира, и это переживание приводит к перестройке внутренней жизни. Постижение есть осознание того, что благо пребывает в мире, и того, что мир пребывает в благе. Постижение также подразумевает желание служить благу, стремиться к благу и самому быть благом.

Даже когда просто думаешь о благе, подобные неделимые высказывания пробуждают в сознании благоговение. Таким образом, мир известен как Благо, силы, которые его питают, известны как Красота, тогда как начало, которое его одухотворяет, известно, как Единый — невыразимый, но постижимый; невообразимый, но открывающийся нашему пониманию Абсолют.

Постижение не следует путать с эмоциональным вдохновением. Большинство людей видят в религиозном поиске лишь последовательность эмоциональных состояний, в которых чувства затмевают рассудок. Утверждать благость может не только разум — его могут утверждать и эмоции, подкрепляя впечатление приятными рефлексами.

Последние включают в себя сильное желание обладать вселенским благом и такие характерные для набожных людей настроения, как комфорт, удовольствие, счастье, безопасность и прочие удовлетворительные переживания. Все эти психические феномены имеют свое начало не в глубинах Я, а в поверхностной эмоциональной структуре.

Они граничат с самодовольством и, если им потакать, приводят к развитию пассивности. Они могут стать отдушиной в нелегкой борьбе за совершенство и побегом от душевных конфликтов. Пифагор учил, что иррациональность человека проявляется в виде склонности впадать в крайности.

Оставаясь непросветленным, человек одержим противоречиями, на которые его толкают ограничения поверхностной личности. Разум побуждает его бросаться из одной крайности к другой, и при этом каждая эмоция быстро сменяется на свою противоположность.

Обеспокоенный злом этого мира, разум не находит в себе опоры и склонен верить учениям, утверждающим, что мир есть благо. Эмоциональное же естество человека, чувствительное к хаосу повседневной жизни, быстро привязывается к убеждениям, которые обещают покой и гармонию.

Таким образом, жизнь человека становится чередованием надежды и безнадежности, оптимизма и пессимизма, привязанности и не привязанности, добра и зла.

Пифагор учил, что постижение не может быть найдено ни в одной из крайностей человеческих убеждений, и что Реальность пребывает в середине. Истину следует искать в равновесии, а не в преобладании чего-то одного. Поэтому у таких людей естественные порыв найти приводит не к Истине, а к накоплению ошибок.

Мудрец не стремится во что бы то ни стало убежать от зла или приблизиться к добру. В созерцании он пробуждает в себе постижение, а затем в умеренной центральной зоне сознания без лишней суеты и ненужных задержек продолжает движение к Реальности. По мере того как движение Реальности все больше проявляется в нем, он сливается с ним подобно тому, как звучание песни сливается в его дыхании.

Постижение не должно ассоциироваться ни с одним видимым эмоциональным проявлением. Оно не должно сопровождаться ни экстазом, ни страданием. Скорее оно должно выражаться в углублении спокойствия и появлении некоторой невидимой силы, которая не имеет ничего общего с напряжением, усилиями воли и неугомонной деятельностью.

Если постижение достигнуто один раз, потерять его трудно. Однако оно может попасть под власть рассудка и эмоций, если оно по-прежнему несет в себе следы эгоизма. Подобно тому как развивающееся растение может пострадать от позднего заморозка, развивающееся постижение не может сосуществовать ни с одним ментальным и эмоциональным комплексом.

Под воздействием ложного стимула незаметно для человека постижение уходит, и на его месте остаются обычные мнения, утверждения и эмоции. Ученик, который обычно не осознает, как это происходит, тем самым наносит ущерб своему развитию. Первым признаком, по которому он может определить, что его постижение подвергается воздействию эгоизма, является усиление беспокойства. Когда он теряет покой, он теряет и постижение.

Постижение в действии

По мере того как во внутреннем мире развивается постижение, в объективной жизни человека происходят определенные изменения. Эти изменения следует внимательно изучать, потому что по ним можно судить о достигнутом духовном прогрессе. Если же эти осязаемые физические последствия отсутствуют, тогда постижение оказывается несовершенным. Все причины производят соответствующие следствия.

Когда развитие сознания входит в нормальное русло, мотивы личных действий оказываются довольно умеренными. В учении буддизма правильное действие является одной из восьми спиц колеса Закона. В соответствии с пониманием буддистов, правильное действие есть действие, проистекающее из постижения Закона.

Если человек видит Закон, его правильное действие проистекает не из внешних проявлений, а из внутренней необходимости. Действиями управляет его внутреннее Я. Постижение углубляет мотивацию личных действий и делает человека более чувствительным.

Просветленный индивид действует столь тонко, легко и просто, что его поведение явно контрастирует с поведением менее развитых людей. Дело в том, что ни одно постижение не обходит стороной повседневной деятельности. Поэтому для просветленного человека без постижения не может быть действий.

Мои наблюдения показывают, что самого по себе изучения метафизических предметов недостаточно, чтобы в сколь угодно значительной степени изменить стандарты личных действий. Ученики, который отдали свои лучшие годы на изучение и исследование, могут по-прежнему проявлять все признаки непонимания и невежества.

Знание о том, что человек обладает духовной милостью, не является добродетелью, если эта милость не проявлена на уровне естественных рефлексов и эмоций. Претендовать на просветление и в то же время злословить и проявлять нетерпимость — означает убедительно отрицать то, о чем человек голословно утверждает.

Абсолютное совершенство здесь не требуется, однако, чтобы подтвердить свои успехи в духовном развитии, следует продемонстрировать убедительные свидетельства. По мере своего развития постижение порождает естественную чувствительность, которая не может примириться с конфликтами внутри личности.

Выражаясь словами Плотина, можно сказать, что гармония внутри перерастает в гармонию вовне. Отсюда не следует, что постижение рождает какую-то особую чувствительность в отношении проблем внешней жизни. Подлинный мистик не собирается менять мир, но стремится достичь гармонии внутри.

Ученик, оправдывающий свою неспособность заниматься медитацией неблагоприятными внешними условиями, такими как необходимость содержать семью и поддерживать отношения с друзьями, поступает так, потому что не обладает постижением. Подлинное постижение не требует внешних изменений — оно сводится к необходимости изменений внутренних.

Постижение способствует облагораживанию вкусов, склоняет разум и эмоции к восприятию красоты и благородства, и в то же время для удовлетворения этого стремления оно не требует обладания. Мистик из Восточной Индии, созерцая лотос, видит в нем символ мистического вдохновения и поклоняется ему за его красоту, цвет, а также истины и законы, которые он символизирует.

Однако при этом у него нет желания сорвать цветок лотоса или назвать его своим. Он полностью удовлетворен тем, что остается на некотором расстоянии от цветка и просто созерцает его тайну.

Свидетельством утонченности является глубокомысленность, которую мы можем определить, как спокойное и искреннее рассмотрение любого предмета. Вдумчивость подразумевает также некоторое предвидение.

Глубокомысленные действия совершаются с полным осознанием внутренней необходимости, а не под давлением обстоятельств. Глубокомысленность украшает жизнь, она нечто прибавляет к необходимости, в результате чего возможности становятся более благородными и впечатляющими. Речь идет не о том, что поступки совершаются из чувства долга, а о том, что действия становятся своеобразной привилегией.

Присутствие вдумчивости указывает на протяженность постижения в направлении объекта. В результате человек обретает еще одну добродетель буддистского образа жизни. Один из восьми этапов пути в Реальному определяется как правильная глубокомысленность.

Этот термин исполнен большего достоинства и смысла, нежели термин правильное мышление. Помедитируй на этом различии, и ты осознаешь, что правильное мышление может исключительно рациональным, тогда как правильная глубокомысленность — это глубинное понимание, проявленное через мышление.

Ранее в этой книге уже подчеркивалось мистическое восхищение как одна из величайших способностей души. Теперь установи связь между восхищением и правильным пониманием. В результате объединения этих двух проявлений появляется правильное почитание.

Никогда не относись к почитанию как к обычному принятию священности некоторого объекта, личности или убеждения. Почитанию — это намного больше, чем это. Это благоговейное отношение ко всей жизни, постижение глубинного достоинства всех вещей. Оно не толкает ученика на то, чтобы он падал на колени в слепом поклонении. Скорее оно наполняет желанием любить, служить и защищать все живое.

Очевидно, что, когда человеком движут такие силы и их проявления на уровне ощущений, изменения во внешней жизни могут стать очевидными даже для неосведомленных. Поэтому мы говорим, что постижение способствует тому, что мотивы всех действий становятся умеренными и в некотором смысле видимыми благодаря изменениям, которые оно производит в наблюдаемых сферах жизни.

На Востоку выше всего ценятся проявления постижения в действиях. Запад ценит активность только в том случае, когда она приносит ощутимые результаты, тогда как Восток ценит ее за качество. Человек западного мира считается активным, если он оживлен и постоянно находится в движении.

При это причина оживления и направление движения редко принимаются во внимание. В то же время на Востоке в оживление относятся с недоверием, а движение без направления считается заблуждением. Совершение ненужных действий рассматривает как признак неведения.

Благодаря присущей ему глубинной природе постижение не толкает человека на опрометчивые поступки. Оно никогда не приводит к быстрой, хаотической деятельности. Оно не производит противоречий и никогда не вдохновляет нетерпимости.

Разум стимулирует наблюдения, которые можно назвать правильным поиском, еще одной из буддистских добродетелей. Наблюдение есть понимание ценностей. В этом отношении человек Запада также информирован недостаточно. Его приучили преклоняться перед большим количеством и великим размахом.

Размер, число и схожесть очень много значат для него. Его внимание оказывается прикованным к самому близкому. Он видит вначале то, что находится рядом, и не замечает того, что обладает самым выдающимися качествами.

Посредством постижения сознание начинает осознавать достоинство того, что едва заметно для внешних органов чувств. Истина, заключенная в форме, проявляется лишь частично в зависимости от качества формы. Наблюдение есть человеческая способность видеть постижение, проявленное в очертаниях окружающего мира.

Помимо всего прочего, она воплощение терпеливости. Она свидетельствует о стремлении сознания делать все совершенно, вкладывать максимум стараний в каждое действие. Она дает понять, что человек понимал достоинство каждого действия.

Она говорит нам, как он старался, и насколько сильным было его внутреннее желание довести до совершенства каждое свое действие. Когда что-либо совершается правильно и совершенно, оно становится священнодействием. Мы славим Истину, являя ее своими действиями. Мы утверждаем закон своими поступками.

Постижение как поведение есть свершение Истины. Постижение как наблюдение есть восприятие Истины. Постижение как восхищение есть наслаждение Истиной. Постижение как речь есть выражение Истины.

Постижение как медитация есть созерцание Истины. Постижение как почитание есть принятие Истины как духовной тайны. Практика как воплощение Истины есть следование Закону. Видение как Истина есть открытие Реальности в форме, цвете, очертаниях и сочетаниях.

Таким образом, в нашем распоряжении имеется критерий для определения подлинности постижения. Если мы честны в отношении себя, мы знаем, насколько далеко вперед мы ушли. Нам не нужно, чтобы другие говорили нам, в какой мере мы преодолели свою вспыльчивость и раздражительность.

Мы сами знаем меру своей искренности и степень своей целостности — по крайней мере приблизительно. Если после нескольких лет изучения метафизики в нашем характере не наметились существенные изменения, что-то в наших занятиях обстоит не так, мы учимся неправильно, что бы ни говорили другие и какие бы великолепные впечатления мы порой ни получали.

Если наша жизнь существенно не улучшилась, у нас нет глубокого понимания. На самом деле у нас очень плохая память, если мы не можем помнить законы жизни. Если память не дает нам постоянства, чтобы то, о чем мы помним, стало тем, что мы совершаем, мы едва ли сможем чего-нибудь достичь.

Перетекание понимания в истинное действие индивид достигает путем постижения. Это следует понимать так, что поведение должно быть целостным. Практикуй упражнения, направленные на более глубокое постижение Закона. Познай Закон в движении своих мыслей. Чувствуй Закон в качестве и направлении своих эмоций.

Выражай Закон в ритме и согласованности своих действий. Во время занятий медитацией поначалу просто, а затем с помощью самых разнообразных средств старайся пережить Закон. Помести перед собой на столе простой, но значимый объект — желательно, чтобы это было нечто маленькое и изысканное; нечто любимое и ценимое тобой.

В ходе своего постижения не умом, а самим сознанием, протяни к нему руку и возьми его. Наблюдай это простое движение. По мере углубления твоего постижения простое действие, заключающееся с том, что ты берешь предмет, вместит в себе все открытия, сделанные тобой в ходе духовного развития. Ты обнаружишь, что движение руки, которое поначалу ассоциировалось всего лишь с мышечным напряжением, выполняется с великим изяществом и приобретает смысл и ритм, подразумевающие глубокое понимание.

По мере углубления твоего понимания движение, направленное на то, чтобы взять в руки предмет, будет становиться все более медленным до тех пор, пока, как дзэнский монах, ты не окажешься в состоянии выполнять его одним только постижением, безо всяких усилий. С философский точки зрения, это будет неподвижное движение.

Предмет будет поднят самим только постижением. Это не значит, что объект повиснет в воздухе, как при левитации, подлетит к человеку по воле его воображения или даст повод говорить о каком-то другом чуде. Это означает, что реальность объекта, его значимость и цель, являющиеся его подлинным Я, будут спонтанно охвачены сознанием медитирующего индивида без волевых усилий.

По мере того как постижение распространяется на различные аспекты жизни, одно простое действие, заключающееся в том, что ты что-то берешь в руки, становится символом всех других действий. Прежде всего оно будет прекрасным. Оно будет воплощать в себе грацию и гармонию. Постепенно все грубые действия уйдут из твоей жизни, и тогда каждый поступок будет совершаться с постижением.

Просветление

Для мистика слово просветление означает открытие источника внутреннего света. Подобно тому как солнце освещает физический мир и все в нем живущее и дарует ему свою энергию, наше сокровенное Я, солнце души, озаряет внутренний мир и питает наше вдохновение и высокие идеалы.

Со словом просветление связаны многие распространенные заблуждения. Просветление не следует понимать, как внешнее переживание. Оно представляет собой естественное следствие духовной жизни. Просветление не подразумевает совершенства, равно как и не дает неожиданного прироста духовных способностей. Пожалуй, просветление можно назвать восходом внутреннего солнца, открытием большего света, Авророй Якоба Бёме.

Просветление не следует понимать, как причастность к элите посвященных адептов или как право доступа к сокровищнице тайных знаний. Оно не имеет ничего общего с фантастическими празднествами, облаченными в экзотические одеяния людьми, жрецами и алтарями, полетом души и прочими абсурдами, до которых могут додуматься непросвещенные люди.

Просветление — это просто процесс пробуждения... открытие глаз, поднятие завесы, распахивание двери... видение лика Истины. Это сознание, которое проникло в тайну существования несколько глубже.

Просветление не дает повода для гордости — если оно как-то и меняет характер ученика, то лишь делает человека более мягким и смиренным. Однако это не самоуничижительное смирение.

Человек устремляется к Истине, потому что право на обладание ею принадлежит ему от рождения. Он не требует и не просит. Он следует Закону и открывается для того, чтобы воспринять свет, — и тогда свет приходит в него.

Просветление — это не одно переживание, отмеченное внезапным переходом от состояния неведения к состоянию мудрости. Это последовательность связанных переживаний, ряд духовных открытий.

Конечно, у тебя будут мгновения, которые покажутся более яркими, чем остальные, однако полное просветление возможно только в течение многих жизней. Рост является следствием раскрытия; это постепенный процесс, для которого характерно усиление внутреннего света.

В школе ребенок героически борется с загадками таблицы умножения. Для него она воплощает тайну, и его разум стремится объять и объяснить идеи, лежащие в основе умножения. Прежде чем он овладеет ими, проходят недели, но в один прекрасный день ребенок открывает для себя принципы, на которых основывается теория умножения.

Теперь это больше не тайна; требуемая разгадка найдена. Следует внутренний прилив свободы и чувство, что в твоем распоряжении теперь целый мир. Так, появляется ощущение новых возможностей, желание встречать проблемы и решать их.

Проблеск понимания, который посетил разум ученика, проникшего в тайну таблицы умножения, в чем-то напоминает просветление. Это пробуждение в процессе осознания, вспышка света, который озарил тайну перед глазами ослепленного разума.

В проблеске понимания, который случился у школьника, тоже есть что-то загадочное и мистическое. Если источник внутреннего света не открылся в нем, можно сказать, что он обучался напрасно, ведь без понимания учение бессмысленно. Однако никогда, даже в своих фантазиях, ребенок не чувствует, что принадлежит в тайному ордену сверхчувственных существ только потому, что овладел правилами умножения, равно как и не ожидает он, что его новое понимание станет универсальной панацеей от неведения.

Очень скоро он убеждается, что вслед за умножением он должен овладеть делением. Здесь он сталкивается с новыми принципами и новыми возможностями. Снова он будет искать законы и снова найдет их в себе самом.

Первые проблески просветления не гарантируют, что в будущем человеку не нужно будет прилагать усилия, равно как и не гарантируют спокойствия и безопасности в каком-то земном раю. В мистицизме нет ничего ни практичного. Трудность в том, что многие непрактичные люди ищут в мистицизме убежище от своих проблем вместо того, чтобы решать их.

Постижение и просветление

Мы имели возможность убедиться в том, что постижение — это постепенное проникновение вселенской энергии в разные аспекты личности человека. Мы также узнали, что для достижения просветления, мы должны отождествить личностное сознание со вселенской энергией.

Тогда мы сможем сознательно приобщиться к нему и двигаться в нем так, как оно движется в нас. Всегда, когда есть точка соприкосновения между личностным и вселенским сознанием, наблюдается расширение личностного сознания. Это расширение и называется просветлением.

Подобно тому как два электрических контакта при замыкании производят в месте соприкосновения искру, встреча большего и меньшего Я сопровождается расширением меньшего. Этот всплеск энергии интерпретируется индивидом как внезапное углубление восприятия. То, что давно искали, внезапно оказывается найденным. То, к чему человек так долго стремился, вдруг становится осязаемым.

Просветление всегда является своеобразным решением проблемы, которая предстала перед Я. Композитор со своей незаконченной симфонией, художник со своим недорисованным полотном, поэт с недописанным стихотворением и ученый с незаконченным экспериментом — все они сталкиваются каждый со своей проблемой; каждый продвинулся без посторонней помощи настолько, насколько мог.

Истощив личный источник сведений, каждый из них ищет решения своей проблемы. Для завершения, начатого им могут понадобиться дни, месяцы и даже годы. Сам, того не понимая, каждый из этих людей ждет чуда. Только откровение, только какое-то мистическое расширение сознания может указать ему выход из тупика.

И тут проливается свет. Почему это происходит, никто не знает; когда это случается, никто не знает; как это возможно, никто не знает. Мы знаем лишь, что усилия оказывается вознагражденными.

То, что мы больше всего желаем и к чему искренне стремимся, приходит к нам. Мы можем увидеть ответ во сне; он может промелькнуть у нас в воображении днем; он может прийти к нам, когда мы смотрим на вращающееся колесо, рябь на поверхности воды или полет птицы.

Ключом в разгадке могут послужить слова, нечаянно брошенные другом или совсем чужим человеком. Между тем, когда мы слышим эти слова, в нашем внутреннем мире внезапно случается всплеск осознания. Тело и разум оказываются потрясены ясным видением правильного ответа — решение найдено.

Жизни гениальных людей убедительно свидетельствуют о том, что без приверженности и самоотдачи не может быть просветления. Оно представляет собой награду за приложенные усилия, а не замену им.

Философская жизнь сама по себе есть благороднейшее из искусств. Умение правильно жить есть высшей тест мудрости. Без просветления невозможно привнести совершенство в жизнь человека. Только в мгновения ясного видения подлинного Я смысл жизни может быть постигнут наиболее полно.

Без постижения смысла жизни невозможна деятельность просветленного человека. Этот смысл не может быть понят интеллектом или воспринят органами чувств. Подлинная причина нашего существования может открыться нам только в результате постижения подлинного Я. Только Я знает свое предназначение.

Как личностные существа мы представляем собой лишь тени, отбрасываемые подлинным Я. Как смертные создания мы служим ему для достижения его целей. Просветление наступает тогда, когда инструмент постегает причину своего существования.

В современной психологии для обозначения тайны просветления введено понятие мистический опыт.

Для настойчивого ученика желание достичь просветления может стать серьезным препятствием. Если ты слишком много думаешь о конце своих поисков, ты можешь не обратить внимания на средства, с помощью которых ты их будешь достигать.

Жить, постоянно мечтая о просветлении, практически наверняка означает угодить в ловушку собственных мыслей о желаемом. Если это стремление будет воздействовать на воображение, вскоре последуют псевдодуховные переживания, которые для надеющейся и мечтательной души станут подтверждением космического просветления.

Просветление никогда не наступит, если его причины не были явно прослежены. Оно представляет собой венец всех усилий. Не жди его. Не надейся на него. Не мечтай о нем. Не бойся, что оно не наступит. Углубляй свои постижения, делай жизнь более содержательной и прекрасной.

Тогда просветление придет как естественное и закономерное следствие — не как один случайный эпизод, не как одно величественное озарение, а как постепенно углубляющийся, освобождающийся и распространяющийся и на низшие уровни разума поток понимания.

Часто говорят, что напряжение и усилия оказывают на духовный прогресс пагубное воздействие. Особенно это верно в отношении такого высокого и утонченного предмета как просветление.

Не привязанность является воистину частью мистических упражнений. Слишком многие начинающие метафизики стремятся к освобождению, но мало кто из них систематически занимается упражнениями, которые помогают обрести свободу.

Освобождение дается только посредством постижения и просветления. Только через них можно выйти из сферы влияния колеса Закона. Однако в действительности это не средство побега. Выражаясь более точно, можно сказать, что это продление ограничений, которым подвержены большинство смертных.

Рождение — единственная возможность обрести физическую жизнь, и точно так же просветление — единственная возможность войти в жизнь духа. Однако мы не должны слишком сильно стремиться к духовному освобождению, потому что таким образом в какой-то мере лишимся физических переживаний.

Все, что должно прийти, приходит к философу, когда пробьёт его час. Без неоправданной суеты и задержек разум, утвердившийся в мудрости, плывет навстречу Реальности. При таких условиях просветление столь же естественно, как и сама жизнь. И только когда оно полностью естественно, оно реально. Как бы ни пришло к нам так называемое просветление, если оно несвоевременно, оно является иллюзией.

Есть только один способ избежать заблуждения. Ученик должен постоянно спрашивать себя, совместима ли духовность, в которую он верит, со всем, что он знает в отношении своей духовной целостности. Если ему кажется, что он знает больше, чем он есть, что развитие его разума опережает приобретенные им добродетели, и что условия жизни не дают сполна проявиться его духовному дарованию, можно не сомневаться — он обманывает себя.

Его прогресс нереален, а иллюзорен, и поэтому он должен теперь посвятить все свои усилия исправлению этого положения. Ведь, в противном случае заблуждения одержат окончательную победу. Самым своим стремлением к просветлению мы свидетельствуем, что не заслуживаем его. Мы должны завоевать его. Между тем лишь очень немногие готовы пойти на это. Основная масса склонна верить, что природа пожалует им то, что они не заслужили.

Человек с хорошим образованием может прийти к тому же выводу, к которому путем постижения приходит мистик. Разница между ними лежит в глубине осознания. Интеллектуал подходит к Истине как к чему-то наделенному формой и находящемуся за пределами его собственной природы. Между тем подход к Истине мистика подразумевает его сознательное пребывание в бесформенной и внепространственной Реальности.

Это приводит нас к рассмотрению двух важных аспектов даосского учения о просветлении. Первый из них — смелость, второй — достаточность. Смелость понимается как целеустремленность, которая дает возможность сознанию приблизиться к Реальности. Здесь проводником может быть только постижение.

Одного желания приобщиться к Истине недостаточно. Нужно закалить свое желание решимостью и целеустремленностью. Истина не только приносит освобождение, но и порождает в душе великое чувство ответственности. То, что было постигнуто, становится беспрекословным законом жизни. От внутренней реальности отойти невозможно. Стоит человеку познать, и он чувствует необходимость проявить свое познание — в противном случае оно будет мучить его.

Неспособность мыслить, действовать и жить в соответствии с постигнутым или применение каких-либо санкций к низшему естеству с целью подчинить его постижению порождают в жизни великие конфликты.

Постигнутое должно быть проявлено в жизни — это аксиома. Однако мы должны помнить, что у обычного человека постижение несовершенно, а это значит, что интервалы расширения сознания перемежаются периодами потакания человеческим слабостям.

Только достигший совершенства мистик, который посвятил много жизней развитию мистического сознания, может пребывать в состоянии постижения непрерывно. Прежде всего человек должен быть смелым, чтобы отойти от ошибок, совершаемых другими люди, и посвятить всю свою жизнь постижению реальности, которая не может быть понята их близкими и друзьями.

Затем, у него должна быть смелость, чтобы мужественно встретить неизбежные неудачи. Для того чтобы принимать удары судьбы, не выходя из себя, человек должен обладать достаточно глубоким и подлинным постижением. При этом не должно быть никакого самоуничижения, отчаяния и сомнений.

Постижение должно быть довольно основательным, чтобы сознание могло пребывать в безмятежности в любых условиях, даже когда успехи и неудачи чередуются в жизни ученика. Некоторые считают, что иногда нужно терять спокойствие для того, чтобы покритиковать себя, однако это неправильно. Подобно тому как не должно быть никаких духовных амбиций, не должно быть и духовных угрызений совести.

Поиск Реальности должен стать непрерывным, ненасильственным процессом. Все живые существа со временем обретут постижение. Ничто не может поторопить Закон. У него свои темпы. В то же время ничего нельзя задержать в большей мере, нежели тому способствует несовершенство, присущее смертным существам.

Второй принцип даосского учения о просветлении подчеркивает достаточность. Это учение самопорождается, самоподдерживается, пребывает в себе, развивается в соответствии со своей собственной природой и не имеет другого убежища, кроме Пространства.

Этот принцип нацелен на преодоление человеческого стремления к зависимости. Даже религия неявно стремится сделать человека обусловленным. Человек всегда ищет опору вне себя, однако вскоре эта опора становится для него обузой.

Многие из тех, кто изучает мистицизм, ищут безопасное место, куда можно было бы спрятаться в трудную минуту. Подобная несамостоятельность несовместима с учением о постижении.

Просветленное сознание полностью самодостаточно и не подвержено влиянию одиночества. По мере того как просветление углубляется, возрастает желание разделить его; однако этому желанию сопутствует осознание, что разделить переживание Реальности невозможно. Постижение представляет собой внутреннее переживание, которое приходит только к тем, кто завоевал его своими собственными усилиями.

Его нельзя передать другому. Более того, стремление донести постижение до других, менее развитых людей, как правило, понимается неадекватно. Постижение приносит с собой достаточность, однако пока ученик естественно и без амбиций не дорастет до нее, он не станет самодостаточным, а будет совершать ошибки, ища себе опору на стороне.

На ранних стадиях его постижение не будет настолько устойчивым, чтобы он мог избежать конфликта между личностными и безличностными сторонами его жизни. Он должен осознать и постичь различие между свободой и одиночеством. Одинокий человек обладает некоторой свободой, которую, однако, он не в состоянии оценить.

Свободный же человек находит в своей свободе одиночество, выносить которое порой бывает нелегко. Если подобный конфликт возникает, разрешить его помогает постижение. Когда постижение развито глубоко, пространство и время больше ничего не значат.

Наши отношения в значительной мере основаны на пространстве и времени. Когда постижение поглощает их, чувство одиночества и удаленности также уходят. Конфуций сказал о духе Лао-цзы: Постижение движется вперед и назад, вверх и вниз, внутрь и наружу.

Поэтому одиночество может возникнуть только в критический момент приспособления личностного сознания ко вселенскому. Вселенское сознание не может быть одиноким, потому что оно является частью всего. Речь идет о причастности к жизни, которая полностью исключает возможность изоляции. Однако достичь такого постижения нелегко.

Я постоянно подчеркиваю необходимость постепенного и естественного развития постижения, потому что, в противном случае у человека могут возникнуть серьезные проблемы. Если развитие было полностью правильным, преображение сознания будет настолько постепенным и закономерным, что все переходные процессы пройдут практически незаметно.

Сознание будет расширяться, тогда как личностные качества будут увядать, что повлечет за собой постепенное уменьшение стресса и напряжения. Если же по какой-либо причине человек вынужден прилагать усилия, поток сознания нарушается ментальными и эмоциональными комплексами, и тогда такие проблемы, как одиночество, неизбежно дадут о себе знать.

Если это случится, ты должен замедлить свое продвижение вперед и разобраться с ошибками, которые ты допустил благодаря своему энтузиазму и духовным амбициям. Не занимайся расширением сознания в каком-либо одном направлении до тех пор, пока твоего постижения не будет достаточно, чтобы обеспечить постоянство и нормальность твоей жизни.

Не исправлять подобным образом свои ошибки означает навлекать на себя ничтожество и постоянные неудачи. Одиночество может толкнуть тебя на нежелательные привязанности или показаться тебе духовной добродетелью. В последнем случае ты можешь стать отшельником, затворником или фанатиком, который верит, что разочарование необходимо для развития.

Подобные заблуждения делают сознание менее приспособленным к нормальному постижению и обычно приводит к психологическому застою. Все вышесказанное наводит на мысль о том, насколько чутким должно быть отношение ко всему, что касается духовного роста.

Когда мы понимаем, что большинство последователей мистицизма не осознают необходимости подобной коррекции поведения, нетрудно понять, почему большинство из них оказываются непрактичными и нетерпимыми. Это — не ошибка самого мистицизма, а неспособность ученика относится к изучаемому предмету с надлежащей прилежностью и осмотрительностью.

Каждый должен своим пониманием защитить себя оттого, что критически настроенные люди правильно назвали болезненным мистицизмом. К несчастью, мир склонен рассматривать в качестве добродетелей черты характера, которые нельзя причислить к самым достойным.

Индусский святой может сидеть на гвоздях. При этом в глазах народа он приобретает авторитет, потому что может во имя веры выносить физические страдания. Мы должны уважать искренность его намерений, однако не можем похвалить его за глубинное понимание.

То же самое верно в отношении христианских святых и религиозных лидеров. Тот, кто укорачивает свою жизнь и навлекает на себя ненужные страдания, демонстрирует свое религиозное рвение, однако такие устремления не могут считаться типичными для нормального духовного развития. Намерения человека могут быть правильными, однако ему явно недостает понимания, что такое подлинное духовное развитие.

Идеалам мистицизма намного лучше соответствует представление о развитии как о росте, как о прекрасном, спонтанном и счастливом раскрытии, которое напоминает распускание цветка. Духовное развитие имеет очень мало общего с жестокостью, которой подвергает свое тело беспощадный деспот.

Поэтому не позволяй общепринятым стандартам духовности обманывать тебя. Не пытайся подражать жизням других, даже если эти люди пользуются высокой репутацией и являют собой идеал святости. Стремись к постижению, которое ассоциируется с красотой, нежностью, спокойствием и достоинством.

Духовный прогресс не может быть достигнут слепой верой в догму, жестокостью или грубым подавлением естественных стремлений. Попробуй внутренне ощутить легкое пробуждение. Проснись на заре и, глядя на восходящее солнце, медитируй на пробуждении мира.

Смотри, как тьма уступает место свету, который постепенно разливается по поверхности земли. Наблюдай за тем, как этот свет вливается в жизнь всех спящих чудес природы. Затем смотри, как солнце восходит и своими лучами простирается до глубин сознания живых существ, пока каждое из них не проснется и не вступит в новый день своей жизни.

Нет ни конфликтов, ни борьбы. Мир наполнен светом, и свет этот может быть принят — принят так же естественно, как пробуждается к жизни тот, кто засыпал и просыпался много раз.

Просветление — это восход солнца души. Свет духа пробуждает в ней все бесчисленные аспекты постижения. Империя усилий просыпается, и жизнь устремляется дальше в поиске покоя.

Выход на пределы объективного разума

Подобно тому как буддистские упражнения приводят к нирване, или погружению во вселенское Я, а философия йоги учит единению со вселенскими началами посредством самадхи, даосское учение Китая имеет свой целью слияние сознания с Дао, первоисточником жизни.

С точки зрения китайцев, существует два аспекта, или состояния, Дао — относительный и абсолютный. Каждое живое существо на каждом этапе своей эволюции в той или иной мере связано с тайной Дао.

Эта связь является относительной согласованностью; это всего лишь подобие единения Дао. В противовес этому, постоянным течением процесса согласованности является полное слияние с Дао. Все растущее свидетельствует о росте. Любой рост является проявлением Дао.

Поскольку абсолютное Дао неопределимо, оно не может быть постигнуто интеллектом. Его нельзя окинуть умом. Оно может быть описано только иносказательно как конечная цель, но оно не может быть точно определено. Дао есть. Этот факт является высшей реальностью, которую может очертить разум.

То, что Дао представляет собой, может быть пережито только в ходе практики мистических упражнений, направленных на постижение и просветление. Покидая Китай верхом на буйволе, Лао-цзы на короткое время остановился у стража северных ворот Великой Стены.

Именно в это время он написал свое единственное литературное произведение Дао-де-дзин. Этот короткий трактат содержит только пять тысяч иероглифов, но он служит основой для всей даосской метафизики. Он представляет собой попытку изложить на рациональном языке все, что известно человеческому разуму о тайне Дао. Передав это писание стражу северных ворот, Лао-цзы направился в неизведанные районы пустыни Гоби, и после этого его больше не видел никто.

Он оставил после себя таинственный символ Дао как Закон, Путь, Средства и Цель — как одну всеобъемлющую идею об искателе и искомом, о цели и средствах ее достижения. Мы живем в Дао; мы желаем Дао; мы пытаемся понять Дао; и в конце всех исканий мы становимся Дао.

Очевидно, что такие возвышенные мистические рассуждения не могут быть поняты разумом, который привык созерцать формальные и осязаемые предметы. У нас недостает способности видеть абстрактное. Ведь для того, чтобы понять, мы должны описать форму и размер.

Формализовать или ограничить Дао с философской точки зрения, невозможно. Поэтому оно остается как таинственно сгущающиеся облака, как силы и принципы постигнутые и в то же время не постигнутые. Его близость, с философской точки зрения, является необходимостью, однако по своей природу оно непознаваемо.

И Будда, и Сократ отказывались определять Абсолютное Бытие. Каждый из них приводил одну и ту же причину. Во-первых, это невозможно. Во-вторых, даже если бы это было возможно, подобное определение было бы бесполезно для эволюции человеческого сознания.

Разум, имеющий дело с абстракциями, которые недоступны его пониманию, неизбежно совершит ошибку. Он обязательно облечет Реальность в свои ограничения и исказит ее смысл своим несовершенством. После этого разум будет поклоняться этим иллюзиям и совершать дальнейшие ошибки.

То, что интеллект не может понять, он понимает неправильно. Религиозные заблуждения имеют особенно плачевные, даже трагические, последствия. Они окажут воздействие на все проявления жизни, нанесут удар по целостности и помешают естественному росту на различных уровнях существования.

Поэтому стремление среднего ученика вообразить себе абсолютные реальности не может быть названо мудрым. Его поиск Дао должен увенчаться серией личных открытий. Постижение всех аспектов Дао должно низойти на него. Оно должно прийти как великолепное переживание раскрытия личности и пробуждения безличностного Я.

У нас не должно быть никаких предвзятых мнений по поводу того, что лежит за ее пределами. У нас должна быть полная открытость и смиренное желание увидеть Истину таковой, какова она есть, а затем наслаждаться первозданным облаком вещей. Дао не может быть сформулировано в виде богословской догмы.

Ему нельзя научить. Его нельзя познать. Упражнения по медитации и постижении не являются формулировками Дао per se; скорее они могут выступить в роли приглашения к даосской жизни. Их предназначение в том, чтобы постепенно подводить к Реальности, однако их не следует понимать, как определения Реальности.

Раньше ты познакомился с попыткой объяснения тайны трансцендентного существа и принципа отделения духа индивида от его более грубых составляющих, чтобы этот дух стать восьмым чувством. Трансцендентное существо является мостом между объективными и субъективными составляющими человека. По этому мосту могут проходить утонченные аспекты человека, однако он не может выдержать грубых составляющих его личности.

В нордской мифологии трансцендентное существо изображается в виде бифростского радужного моста, который соединяет обитель человека Мидгард и обитель героев Асгард. Но этому мосту расхаживает одноглазый Один. Нередко его сопровождают другие мирские боги и богини — все, кроме Тора Громовержца. Тор наделен таким исполинским телом и может идти такой тяжелой поступью, что под его шагами мост трясется и угрожает разрушиться.

Эта прекрасная аллегория является историей о различии между личностью и ее началами. Победитель гигантов Тор, который орудует тяжелым молотом, — это аллегория человеческого разума, рационального интеллекта. Разум человека подчинил себе мир людей, однако его не пускают на бифростский мост.

Разум анализирует, критикует и разделяет. Он постоянно зависим от мнений и отношений. Сама его природа разрушает утонченную ткань человеческого вдохновения. Способности души на начальных стадиях ее развития слишком неустойчивы, чтобы выдержать вес психологической критики и интеллектуального анализа.

Так, восточные классики утверждают, что разум является убийцей Реальности. Подобно разъяренному Минотавру, который бродит по критским лабиринтам, интеллект скитается по миру. Он исследует, ищет, утверждает и отрицает, строит и разрушает, побеждает и терпит поражения, живет и умирает в соответствии с присущими ему законами.

Везде, где есть разум, есть разделение. Везде, где есть разделение, интеллект может созерцать и принимать его. Пока властвует интеллект, царит хаос; однако, когда власть над интеллектом получает подлинное Я, воцаряется порядок, согласие, равновесие и целеустремленность.

Именно из разума проистекает наше мнение о смерти — а, в соответствии с писаниями, смерть является последним великим врагом человека. Смерть есть вера в ограничение; представление о существовании, основанное на психических переживаниях, которые отрицают ощущение вечности в жизни. Хотя все личности приходят и уходят, рождаются и умирают, подлинное Я неуничтожимое.

Между Реальностью и временем нет конфликта. Конфликт всегда в нашем сознании. Реальность вневременна. В нашей душе нет противостояния добра и зла. Идея о зле — это всего лишь близорукое представление нашего разума. Добро вечно. В подлинном Я нет конфликта между неведением и мудростью. Неведение — это еще одно представление нашего разума. Мудрость вечна.

Видеть, что разум сам порождает сомнения, стремится отрицать все непреходящие ценности и является источником неверия, а также открыть с помощью постижения, что слабость относится не к подлинному Я, а к разуму, означается выйти победителем из величайшего жизненного сражения. Армагеддон — это война с тенями, которые порождены нашими мыслями.

Борьба между подлинным Я и низшим естеством человека, между постижением и мышлением — вот последняя великая война. Каждый должен пройти через эту битву в своей собственной природе. Однако прежде чем человек сможет дать бой своему низшему естеству, он должен одержать победу над своими мыслями.

Это необычная война, самая необычная из всех. Дело в том, что человек должен воевать ненасильственно. Ведь, если он противопоставляет неведению волевые усилия, постижение увядает, и он оказывается бессильным. Его победа должна заключаться в простом факте знания, которое рассеивает все приведения на своем пути. Между светом и тьмой не бывает продолжительной борьбы.

Когда свет приходит, тьма отступает. Человек побеждает постоянством своего света. Его победа представляет собой ненасильственное постижение Истины. Его врагу некуда отступать.

Тени и призраки не имеют другой силы, кроме той, которая дарована им одним из многочисленных аспектов неведения. Когда неведение исчезает, враг оказывается беспомощным, но призраки при этом не возвращаются в свои логова и могилы. Они исчезают навсегда, когда появляется знающий.

Ученик должен понять это, не совершив при этом еще большей ошибки. Постижение нереальности сферы мирской жизни не должно вводить его в заблуждение и толкать на отрицание всего и вся.

Мысли не могут быть уничтожены отрицанием их существования или отказом их принять. Ни у одного человека не хватает силы и смелости отказаться от мыслей. Вот почему многие реформаторы терпят неудачу. Они стремятся противопоставить одним мыслям другие.

Они пытаются заметить интеллектуальный хаос более утонченными мысленными построениями, однако разум мира сего не принимает этих построений, а победить разум можно одним только постижением. В присутствии постижения разум мира сего оказывается беспомощным.

Возможно, именно поэтому мир преследует мечтателей, мистиков, провидцев, мудрецов и святых. Он знает, что они обладают большей силой, нежели та, которая доступна здравомыслящему мирскому человеку. Интеллект, как мифологический Герод, защищается тем, что пожирает лучшие способности души.

Философия величайшего индийского религиозного деятеля Махатмы Ганди, учение о непротивлении злу насилием сосредоточена вокруг одной фундаментальной истины: силы души неизбежно одерживают верх над силами плоти.

Более того, постижение должно направлять наши действия. Разум имеет свои функции и цели. Его невозможно не принимать во внимание или отрицать, но в то же время его нельзя унять по мановению волшебной палочки. Мысли имеют свое место в Великом Замысле.

Речь идет о постижении, которое расставит все на свои места. Непрактичный мистик, привязанный только к одному аспекту Истины, склонен к абсолютизму; он не принимает во внимание разум и его проявления. Это заблуждение может быть преодолено только после многих лет ошибочных усилий. Мы не имеем права отрицать ни один аспект жизни. Хотя этот аспект и представляет собой иллюзию, мы должны понять его до конца.

В мире людей процветает тирания. Деспоты заставляют людей трепетать. Продажные политики наживаются на несчастьях своих государств. Фанатичные диктаторы ведут на смерть целые народы. Глупо отрицать, что это все имеет место. С другой стороны, утверждать, что тирания, эксплуатация и деспотизм реальны, также недальновидно.

В чем же, тогда, золотая середина? Как должен реагировать на окружение человек, который чувствует тяжесть жизни в физическом мире? Ответы на эти вопросы может каждый должен найти для себя сам.

Если в сознании человека превалирует разум, он сочтет, что жизнь в физическом мире обречена на неудачу, и будет бороться с ним и искать возможность провести какие-то реформы. Он не может пойти по другому пути, потому что в его распоряжении имеется только рациональное понимание, с помощью которого он надеется решить свои проблемы. Для нас реально то, что соответствует нашему пониманию. В нашем распоряжении нет другого стандарта реальности.

Однако, если вследствие развития постижения и занятий метафизическими упражнениями ученик смог в своем внутреннем мире перейти через антаскану, мост сознания, и поселится по другую его сторону, структура мира меняется в его глазах, потому что постижение дает возможность увидеть все в новом свете.

Нереальность тирании, деспотизма и эксплуатации теперь принимается как факт. Начиная с этого времени разрушительные тенденции низшего мира не имеют власти над его подлинным Я.

Их значимость для него постепенно убывает. Их влияние утрачивает силу не потому, что была доказана их пагубность, а потому что для них нет места в восприятии того, кто наделен способностью постигать.

Один буддистский святой писал: Люди тонут в воде и живут в воздухе, а рыбы тонут в воздухе, а живут в воде. С помощью этих символических образов описывается тайна постижения.

Состояние, которое смертельно для одних, вполне безопасно для других. Постижение дает возможность человеку преобразить свою жизнь. Возвышенная просветленная душа относится к созданиям другого плана. Она живет в иной стихии. Поэтому ее жизнь подчиняется совсем другим законам. Она трансцендирует мир, выходя за пределы своего представления о нем самом. 

Заключение 

Вся ответственность за дальнейшую практику духовных упражнений ложится на тебя. Вначале ты должен стать глубокомысленным, а затем прилагать усилия, которые в конце концов выведут тебя за пределы мира мысли в сферу единения с мистическими принципами жизни.

Старайся всегда совершать только продуманные и гармоничные действия с тем, чтобы ничто не практичное и недалекое не отклоняло твое сознание от благородной цели. Будь мистически глубокомысленным и вдумчиво мистическим.

Соединяй спокойное восхищение со смелостью непрерывного действия. Не позволяй ничему отвлекать тебя от занятий, которым ты посвятил себя. Однако, несмотря на свои занятия, старайся вести себя в обществе как подобает человеку. Осознай, что мудрость приближает тебя к сердцу вещей, а не возводит искусственные препятствия для свободного развития человеческих отношений.

Не теряй время на то, чтобы воображать себе состояние нирваны, которое служит наградой за приложенные усилия. Не думай об освобождении как о долгожданной свободе от необходимости что-либо постигать. Помни, что средства и цель — одно и то же. Мы никогда не обретем покой, если не осознаем, что сам поиск покоя может быть безмятежным. Перед нами всегда простирается бесконечное поле совершенствования.

Весь космос ждет, чтобы его постигли. Растущее понимание человека и его раскрывающееся сознание продолжают бесконечный поиск единения со вселенским началом, которое воплощает в себе все тайны мира. Наше время созерцать окончательную Реальность еще не наступило.

Непостижимое восхищает и манит, но не дает удовлетворения. Величайшая милость дается нам, когда мы постигаем, что наше пребывание здесь и сейчас является частью Великого Замысла. Когда мы осознаем это, к нам приходят новые силы. Когда у нас есть основания считать, что мы усердно и целенаправленно практикуем духовные упражнения, мы наслаждаемся тем, что Аристотель назвал благоденствием.

Правильная глубокомысленность — это направление внимания самое важное для нас. Стремись достичь мистической глубокомысленности; непросто интеллектуального анализа, а своеобразного чуткого отношения, которое дает нам возможность видеть смысл жизни.

Каждый день жизни является своеобразным мистическим упражнением, которое дает нам шанс для нового постижения, еще одно решение духовной задачи, которая стоит перед миром. Мистик не стремиться к раскрытию сознания как к некоторой конечной цели; просто ему доставляет удовольствие сам процесс духовного роста и знание о том, что он следует по пути, который был открыт перед ним с самого начала времен.

Чтобы охранить спокойное расположение духа в наши беспокойные времена, нужно обладать достоинством, которое может дать только способность глубоко проникать в свои непосредственные и сокровенные ощущения. Мы должны увидеть Закон в том, что нас окружает.

Мы должны отказаться от духовных амбиций и начать жить в соответствии со своими убеждениями здесь и сейчас. Определенно, с нашей стороны было бы большой ошибкой, если бы мы лишь мечтали о далеких горизонтах и потусторонних мирах. Ни мертвое вчера и нарождённое завтра не помогут нам осуществить наши надежды. Здесь и сейчас — вот место и время, идеально подходящие для великих свершений.

С теоретической точки зрения верно, что когда-то наступит время, когда наше сознание расширится и сольется с великим океаном вечности. Когда-то единство жизни будет полностью постигнуто, и тогда останется только Единый.

Однако для нас такое мечтание может привести лишь к непрактичным поступкам и бесплодным рассуждениям. Искаженное представление о вселенский ценностях может отвлечь нас от достижения высокой цели, к которой мы стремимся.

Поэтому во всех своих занятиях мы должны непросто мистически осознавать Великий Замысел, но и понимать, что сможем лучше всего служить миру тогда, когда будем продолжать свою обычную деятельность среди людей. Стоит только нам отойти от восприятия повседневного мира, и мы удаляемся от Реальности.

Невозможно переоценить опасность, которая подстерегает неофита, попавшего в сети одной из многочисленных сект и культов. Между тем, чтобы практиковать метафизические упражнения, не нужно присоединяться к традиционным религиям, ведь к основе упражнений лежат принципы, присущие самой жизни. Человек подобен легкокрылой птице — его нельзя лишать свободы парить в пространстве, предписывая ему быть верным единственно правильному мировоззрению.

Живи богатой внутренней жизнью. Если твои действия отражают твои убеждения, тебе больше не нужны никакие нравственные установки. Если тобой руководит лучшая часть тебя, твоя жизнь в надежных руках.

Не тешь себя надеждой, что с помощью какой-то мистической формулы, ты сможешь быстрее продвигаться по своей стезе в направлении Дао. Спешит лишь тот, кто неуверен в правильности избранного пути. Коротких путей в философии не существует.

Но даже если бы они существовали, мудрец все равно избрал бы более длинный путь. Он избрал бы его за приключения, которые он сулит — приключения мистического становления. Не бойся лет и жизней, которые предстоит прожить. Это непросто время испытаний и невзгод. Это еще и приключения в загадочной стране души. Когда каждый наш день озарен достаточно глубоким постижением, каждая неудача становится источником полезных выводов.

Во всех своих занятиях и устремлениях сохраняй внутреннее спокойствие, которое является символом подлинного духовного развития. Внутреннее спокойствие — это не бессилие, неподавленное напряжение. Это подлинная безмятежность, всемогущая, но исполненная понимания. Она представляет собой некое подобие оси, вокруг которой непрестанно вращается колесо объективного существования. Твой внутренний покой становится неподвижным центром мира, пребывающего в вечном движении.

Как говорит один великий, восточный классик: Вселенная вращается вокруг оси безмолвия. Это должно быть верно в отношении твоей собственной жизни. Спокойная безмятежность, окружающая все феномены жизни, — это твоя нирвана. Она свидетельствует о глубине постижения, которого ты достиг. Это символ твоей реальной силы, силы безмолвия, силы спокойствия.

Достигнув этого состояния гармонии один раз, никогда не отклоняйся от него. Стремись углубить его. Постепенно превращай в него все элементы своего внешнего существования.

Опасайся земного энтузиазма! Часто он оказывается беспочвенным. Слишком многие начинают свои дела, преисполнившись энтузиазма и энергии. Однако очень скоро они обнаруживают, что не могут выдержать высокий уровень первоначального вдохновения. Они начинают хорошо, но заканчивают плохо.

Не начинай практику упражнений с великой решимостью и оптимизмом. Если ты начнешь таким образом, вскоре ты устанешь. Начинай постепенно и будь готов к тому, что твой прогресс будет определяться глубиной твоего понимания и реакцией окружающей среды.

Будь уверен в том, что рост не достигается расширением сферы своей ответственности, поэтому не спеши знакомить со своими идеалами других. Пусть они сами заинтересуются ими под впечатлением от очевидных изменений, которые произойдут в твоем характере.

Один, раз принявшись за упражнения, не разочаровывайся. Они должны стать частью твоей жизни в той же мере, что и еда, и питье. Они принадлежат тебе. Начиная с этого дня, ты должен практиковать их регулярно, причем непросто как ритуал, а как свое неотъемлемое качество.

Ты должен относиться к ним так же, как относишься принятию и усвоению пищи. Через некоторое время тебе не будет больше казаться, что ты выполняешь упражнения. Они станут частью твоей жизни. Ты инстинктивно включишь постижение в другие состояния своего существования. Тогда ты будешь постигать так же естественно, как и мыслить. Постижение станет таким же привычным для твоего понимания, как и физические ощущения.

Осознание и глубокомысленность станут частью тебя, а все твое внутреннее преображение приведет к развитию в высшей степени ответственного отношения к жизни — которое является основанием подлинного величия.

При таких условиях ты не сможешь с определенностью сказать, где постижение переходит в просветление, потому что одно является частью другого. Ты никогда не узнаешь, когда настанет время выйти из чертогов мысли на бесконечные просторы подлинного духовного восприятия. Но по мере твоего продвижения в тебе проявятся все трансцендентные качества, совокупность которых в конце концов образует подлинное просветление посвященного мудреца.

Самая утонченная мистическая истина состоит в том, что задолго до того, как твои усилия увенчаются просветлением, ты забудешь о нем. Ты будешь так глубоко погружен в переживание Бога, что, подобно суфию в экстазе, полностью забудешь о себе.

Поэтому никогда не наступит время, когда ты воскликнешь: Я просветлен! Ты никогда не отойдешь в сторонку, чтобы полюбоваться своим совершенством. Тебе никогда не нужно будет думать о том, готов ли ты для нирваны, равно как ты не спросишь у себя, что лежит за пределами мира. Когда постижение в достаточной мере расширит твое сознание, ты будешь в идеальном состоянии, и тебе не нужно будет не догадываться об ответах на эти вопросы, не удивляться им.

Выражаясь на языке человеческих эмоций, можно сказать, что ты не будешь ни удивляться, ни сокрушаться. Ты просто почувствуешь, как работает закон причины и следствия. В какой-то момент просветление станет необходимым. Оно понадобится тебе для того, чтобы переживать причастность к Реальности.

Мистические упражнения являются естественным, человеческим путем к Истине. Они доступны всем, и каждый, кто включает их в своею жизнь, получает награду в соответствии со своей настойчивостью и целостностью. Когда время в конце концов сольется с океаном вечности, все существа, живущие во времени, осознают свое вневременное естество.

Мы держим путь отсюда в вечность по плавным путям естественного развития. И только вследствие недостатка понимания эти дороги стали трудными, и в мире природы появились тысячи искусственных препятствий и ограничений. Однако до тех пор, пока живут люди, пока существует человечество, поиск Истины, средства постижения и цель останутся без изменений.

Искатели всех времен будут жить созерцательной жизнью и стремиться в Единению, занимаясь благородной практикой постижения. Мы должны быть глубокомысленными постоянно — а не только в течение нескольких часов или лет. Постижение будет углубляться до тех пор, пока оно не достигает единения со своим объектом.

Пусть же твое постижение в течение всего этого времени будет простым, естественным, ненасильственным, повседневным и счастливым. Ты развиваешься от множественности к Единому, причем совершаешь это последовательным процессом приближения к Единому в каждом из многих объектов. Постижение есть сознательное понимание единства жизни, единства подлинного Я и бессмертной Первопричины, которая пребывает в сокровенных глубинах мира.

Будь терпелив и добр ко всем — и тогда время и вечность также будут терпеливы и добры к тебе.

Скачать книгу здесь: button_2

Manly Hal

Источник:« Самораскрытие посредством упражнений, направленных на постижение». Мэнли П. Холл 

Хочешь получать статьи этого блога на почту?

Новые статьи блога

Комментариев нет

Комментарии запрещены