3:05
Автор: Рубрика: Интересные факты Комментариев нет

Суть Всемогущая — Время. Ч. 2.1

Время есть тело

Истина должна постоянно воссоздаваться, иначе мы ее потеряем. Время есть тело господа бога. Пространство есть черт знает, что.

time bodyАфоризмы в тему: 1. Явления не оторваны от наблюдателя, а, наоборот, погружены и вплетены в него.

2. Наука, вместо того, чтобы становиться между природой и субъектом, пытается стать на место природы и мало-помалу делается столь же непонятной, как и последняя. Когда же здесь хочет высказаться наивный человек, получается печальный мистицизм, запутывающий этот лабиринт.

3. Только в человеке всеобщего наступит время, когда не будут излагать патологическую экспериментальную физику и, хуже, биологию. Феномены только в нем смогут быть вырваны из эмпиро-механо-догматического застенка.

4. Микроскопы и телескопы только опутывают чистый человеческий смысл. Природа не беспокоится о каком-либо заблуждении. Сама она может поступать только правильно, не заботясь о том, что из этого выйдет. Природа всегда права; всегда истинна, всегда серьезна, всегда строга; ошибки же и заблуждения принадлежат человеку.

5. Человек достигает уверенности в собственном существе тем, что за существом, вне его находящимся, он признает равноправие, законосообразность. Ищите в самих себе, и вы найдете все; и радуйтесь, если там, снаружи, — как бы вы это ни называли, — лежит природа, утверждающая и благословляющая все то, что вы нашли в самих себе.

6. Каждый, кто некоторое время предается добросовестному исследованию, должен когда- ни будь изменить свой метод. Самое врожденное понятие, самое необходимое — понятие причины и действия, становятся, в применении, поводом к бесчисленным, все повторяющимся заблуждениям.

7. Великие слова «энергия заблуждения» во времена Гете еще не были сказаны. Но ведь Начало без импульсно.Отсюда «действие» как бы страдание начала, как цвет есть страдание света и все по дороге энергий заблуждения.

Подобное познается только подобным

Фрагменты из книги А. Н. Строгонова «Время есть тело».

Постулаты возникают рождением, — восприятием своих ощущений. Они утверждаются другими рождениями, другими одинаковыми восприятиями одного и того же сходного ощущения.

Иного пути нет.

Поскольку иного пути нет, то при таком способе ориентированности в жизни неизбежны повторения, или, говоря иначе, как бы переоткрытия, ибо новое рождение повторяет старое — конечно, всегда с люфтом, всегда дополняя, говоря точное — всегда как бы переиначивая.

С именем Козырева связаны два постулата.

Постулат первый. Существует некая новая (до сих пор неизвестная) материальная среда, материальное нечто, обладающее свойствами всепроникновения и всеприсутствия.

Комментарий. Такого рода формулировка лишь вытекает из представлений Козырева, а не принадлежит ему самому. Но совокупность системы высказываний и опытов Козырева с необходимостью говорит о существовании такой материальной среды.

Второе в том, что «до сих пор неизвестная», как и слово «новая», также не принадлежат Козыреву, но лишь с неизбежностью вытекают из его высказываний и отношения. Козырев ни разу ни на кого не ссылался и ни разу в письменном виде не касался этого вопроса, — о том, что «до сих пор неизвестная».

Однако характеристика «новая» как и «до сих пор неизвестная» может быть принята только по отношению к современной европейской традиционной научной мысли, то есть к очень отсталому консервативному началу. В первую очередь Древний Восток всегда строил свое отношение к миру на факте ощущения такого материального нечто. Но и в греко-европейской мысли найдется немало умов, что ориентировались в жизни в традиции существования такого материального нечто.

Продолжение постулата. Это материальное нечто представляет собой всепроникающий и всеохватывающий гигантский поток, идущий из прошлого в будущее: то есть поток этот, обладает направленностью, и это есть Время.

Комментарий. Материальная среда направлено движется. Такого рода восприятие не оставляет другого ответа: некий материальный поток — Время. Все, что не успевает за этим потоком, — навсегда отстает. Очень напоминает положение предметов, что, упав с плота в океане никогда его не догонят — плот неостановнно движется только в одну сторону.

Окончание постулата. Поток Времени обладает творческой энергией.

Комментарий. Он движется, идет, перемещается. Он живой. Отныне, когда в этом тексте, вслед за Козыревым, говорится «время», речь идет о направлено перемещающемся всепроникающем материальном потоке. Особенность первого постулата Козырева в том, что он Составной: первый постулат Козырева составлен из его отношения, а не из его высказываний.

Постулат второй. Причинность и время образуют неразрывное единство.

Комментарий. В наших земных условиях можно убежденно говорить: причинность и время — это одно и то же. Козырев изредка говорил о Времени — «Праматерь». Отсюда можно подумать, что Козырев опускал причинность (причину причин) на глубину Времени-Праматери. Но главное усилие Козырева было сосредоточено и направлено на выяснение тех конкретных связей, которые открываются единством двух постулатов.

Главное усилие Козырева направлено на выяснение обстоятельств поведения причинности и времени в земных условиях или, говоря более обще, в условиях нашего материального мира. Прежде чем перейти к комментарию Козыревым о причинности и времени, необходимо еще одно предисловие.

Речь идет о некоем принципе — причинности. У этого принципа существует множество видоизменений и отклонений; множественность сущего — главная арена жизни. На этой арене преобладает принцип — причинность; в самом общем виде, и, одновременно, самом простом виде он гласит: причина порождает следствие.

Другими словами, нет «просто» явлений. Все они располагаются в причинно-следственных отношениях.Но жизнь многообразна, свой генеральный ход она запрятывает на самую глубину.Причина порождает следствие. Поскольку дело происходит в нашем материальном мире, то между причиной и следствием всегда «встревает» наш материальный мир.

Два постулата высказаны. Отсюда вытекают три аксиомы Козырева.

1.Причина и следствие всегда разделены пространством, между ними существует сколь угодно малое, но не равное нулю пространственное различие (это различие Козырев определяет, как величину дельта-икс), [Δх].

2.Причина и следствие всегда разделены временем (длительностью). Между ними всегда существует сколь угодно малое, но не равное нулю временное различение. (Это различение Козырев определяет, как величину дельта-те), [ΔТ].

Отсюда вывод: пространственно-временное наложение причины и следствия невозможно.Таким образом, первые две аксиомы в неявном виде рассказывают об облике осуществления принципа причинности в условиях нашего материального мира.

Переходим к третьей аксиоме.

3.Время обладает абсолютным свойством, отличающим будущее от прошедшего: это свойство может быть названо направленностью, или ходом времени. Именно ход времени, как свойство Времени определяет отличие причин от следствий, ибо следствия находятся в будущем по отношению к причинам.

Третья аксиома Козырева связывает воедино причинность и время. В облике третьей аксиомы эта связь в известном смысле формальная, то есть внешняя. Но, как мы увидим в дальнейшем, внешняя связь — движение от прошедшего к будущему, объединяющее причинность и время через течение времени, отражает значительно более тесное единство причинности и времени.

Исходная мысль Козырева заключается в том, что существующие источники известных энергий не обеспечивают поддержания того вида Вселенной, что известен людям. Прежде остального продолжительна светимость звезд не обеспечивается полностью теми источниками энергий, о которых мы знаем, и должен существовать еще один источник, который и обеспечивает продолжительность конкретных существований объектов и непрерывность существования Вселенной. Таким источником является «творческая энергия потока Времени».

Сразу скажу, что речь идет не об основном, но как бы о дополнительном источнике энергии — существования, то есть термоядерных циклов Г. Бете никто не опровергал; но эта дополнительность особого рода — она неиссякаемая — постоянная.

CNO-цикл — термоядерная реакция превращения водорода в гелий, в которой углерод, кислород и азот выступают как катализаторы. Считается одним из основных процессов термоядерного синтеза в массивных звёздах главной последовательности.

Процесс углеродного сгорания. CNO-цикл — это совокупность трёх сцепленных друг с другом или, точнее, частично перекрывающихся циклов. Самый простой из них CN-цикл (цикл Бете или углеродный цикл) был предложен в 1938 году Хансом Бете и, независимо от него, Карлом Вайцзеккером.

Речь идет скорее о «помощи» — о поддержке созерцанием, сказал бы я, если бы не знал, что свет времени располагается еще глубже, чем тело Времени. Во всяком случае расчеты Козырева показывают очень небольшую величину этой «дополнительности» по отношению к звездам (где сам процесс выделения энергии во взаимосвязи с поглощением Времени является процессом саморегуляции) — но он постоянен, а его свойства нам неизвестны.

Другими словами, анализ Козырева природы источников звездной энергии показал, что проблема свечения звезд является частным случаем фундаментальной проблемы несоответствия второго начала термодинамики наблюдаемому состоянию Вселенной. Говоря попросту: — второе начало термодинамики — это плохая натурфилософия, плохая теория прозы, а обсуждение его следствий закрыто именем Козырева.

Но, так было всегда, так будет всегда: — и прежде Козырева существовало немало людей, кто настаивали на «вечной молодости Вселенной» (слова Циолковского), отрицая приложимость следствий закона энтропии ко Вселенной. Наиболее яркими среди таких людей были Циолковский и Сванте Аррениус, — ссылаюсь на Чижевского. Говоря о «помощи Времени» и имея в виду соотношения, а не сам процесс, речь идет об отношении одна десятая эрга в секунду к десяти в восьмой степени эрга в секунду. 

Но в точности так как чувствующий человек — или богомольная старушка, каким-то неправдоподобным образом они, нередко, оказываются в одном образе — в точности так, как чувствующий человек испытывает ощущение беспокойства вторжения чужеродной силы в его одинокую бревенчатую хижину, когда ему туда проводят электричество и газ — в точности так, теперь, глядя из «точки» электричества и ядерных сил, чувствующий человек понимает, что дело отнюдь не в отношениях мертвых сил к мертвым силам, исчисляемых в эргах.

Все наши понятия вздрагивают и испытывают превращения, переступая невидимую границу столь очевидного разрыва.Можно ли помощь времени исчислять в эргах? Нужно ли помощь Времени исчислять в эргах? Мы приближаемся к причине Живого.

Эрг (русское обозначение: эрг; международное: erg; от греч. ἔργον «работа») — единица работы и энергии в системе единиц СГС. Название единицы было предложено в 60-х годах XIX века Комитетом по электрическим эталонам Британской ассоциации для развития науки.1 эрг равен работе силы в 1 дин, совершаемой при перемещении точки приложения силы на расстояние 1 см в направлении действия силы.

Мы еще не привыкли к терминологии Козырева, а её уже надо менять: конечно же, Время есть не «помощь», а начало начал, время есть основа, по отношению к ней, по отношению к основе, все остальные силы, пусть и грандиозные — есть силы дополнительные.

Когда человек сидит со свечой в бревенчатой хижине, а потом зажигает электричество и газ — то человек знает, что к чему является дополнением.И где силы родные, а где дополнительные; и кто кому помогает.Термоядерная энергия, как и все виды известных энергий дополнительны по отношению ко Времени. Время — Праматерь; у Праматери нет ни силы, ни энергии: есть Возможность.

Возможность силы, возможность энергии, возможность рождения; но прежде остального у времени есть ход — направленность; этот ход есть перенос всех процессов от настоящего к будущему. 

Два постулата три аксиомы

Выводы

Внимательный глаз уже выявил большое сходство между положениями Козырева и принципом Гераклита, — нельзя в одну и ту же реку войти дважды. Река — Время, у нее есть тело: — материальная среда. Козырев пошел дальше и занялся выяснением физического содержания явления потока Времени; говоря прямыми словами Козырева, будущее минус прошедшее есть некая величина.Все тридцать лет Козырев выявлял два свойства потока времени: первое он назвал ход времени (направленность); второе он назвал плотность времени (интенсивность). 

Ход времени

Причинность обладает неразличимым единством с направленностью течения времени. Переход от причины к следствию неразличим от перехода прошлого к будущему, который обладает материальным носителем. Причинность и время однокачественны; в этом смысле Козырев говорит о потоке причинности, рассматривая уже конкретные механические системы.

«Время нельзя рассматривать оторванным от материи: оно является грандиозным потоком, охватывающим все материальные системы Вселенной; и все процессы, происходящие в этих системах, являются источниками, питающими этот общий поток или потребляющими его энергию».

Образно говоря, время втекает в систему через причину к следствию. В этом смысле, говоря о потоке причинности, можно говорить о «помощи времени». Процессы идут не только во времени, но и с помощью Времени, в дальнейшем тезис о помощи времени был дополнен понятием о времени — «банке».

Направленность времени означает непрестанно существующий у времени как у материального потока ход, который, воздействуя на материальную систему (подчиняющуюся принципу причинности), может помешать ей перейти в равновесное состояние.

Комментарий. Совершенно несущественен характер этих причинно-следственных отношений на уровне материальных тел — любые. Важен факт их существования — то есть важно установить в системе отличие будущего от прошедшего: и тогда причина будет служить «воронкой» для втекающего потока времени.

Перефразирую: в условиях нашего материального мира реальное время имеет конечный ход (ход времени). Ход времени — неотъемлемое свойство времени; в точности так, как скорость триста тысяч километров в секунду, является неотъемлемым свойством света.

Общий вывод высказанного заключается в том, что простейшим физическим свойством времени является его направленный ход (ход времени), рассматриваемый как скорость перехода причины в следствие. Эту скорость Козырев обозначил как Сг. Можно сказать, иначе: скорость превращения причин в следствия может служить мерой хода времени.

Первое отступление

Само возникновение хода времени — превращения причины в следствие и, одновременно, превращения будущего в прошедшее — обязано факту преодоления глубокой материальности мира. Что-то вроде бетономешалки, которая сама перемешивает, и сама едет, — и вот так преодолевает сопротивление материала, — в элементарном акте.

Несколько отвлекаясь и чтобы опять же образно, то есть аналогично-гомологично показать, о чем идет речь, говоря о скорости Козырева, приведу два примера. Любой человек, входя в новое рабочее сообщество, знает, что ему понадобится от года до двух лет, чтобы его признали «своим» — переработали.

Любой чувствующий человек в этом случае на себе ощущает течение некоего давления, которое постепенно ослабевает — давление вокруг инородного, и, наконец, такой человек чувствует — вошел.Вот это — время течения—"переработки" гомологично — аналогично ходу времени — Ga Козырева превращения причины в следствие.

Второй пример. Любое резкое явление, любой резкий человеческий поступок вызывает в человеческой среде шок, на переработку которого требуется почти точно пятнадцать лет. Двадцать, говоря о переработке и второстепенных следствий. 

По истечении этого времени, если не будет новых шоковых явлений или поступков, такое явление или такой человек оказывается «переработанным» — любой новый поэт знает, о чем идет речь.Вот это время течения «переработки» гомологично — аналогично ходу времени С2 Козырева превращения причины в следствие в условиях нашего глубоко материального мира.

«Преодоление» материальности мира и есть ход времени — превращение причины в следствие, одновременно будущего в прошедшее, одновременно шаг грандиозного потока — скорость С2 Козырева, которая равна, по его расчетам, около семисот километров в секунду, где эта скорость вычисляется из соотношения величины элементарного электрического заряда и постоянной Планка — то есть из соотношений фундаментальных величин материи.

Может ли самая быстрая река мгновенно перенести свои воды от истока к своему устью — пусть даже водопадом, достаточно поставить вопрос, чтобы понять, о чем идет речь. Много это или мало — семьсот километров в секунду для столь грандиозного явления?

Немного, и немало — неотвратимо, — не спешит и не торопится, движется, невозвратимо перемещается, не спешит и не торопится, замедленно — огромно. Но Козырев исследовал поведение принципа причинности в условиях нашего материального мира. Другими словами, система взглядов Козырева о Времени внедряется в сферы такого масштаба, где затрагиваются программы взглядов всего мира.

Судя по текстам, все основное время своей деятельности Козырев считал, что физик и физика вошли в новую область (что так, конечно, и есть); и только в последние годы жизни Козырев стал осознавать гораздо более глубокие связи мировой системы взглядов — цивилизации.

Ибо Козырев принадлежит культуре, обществу и науке мира в целом - объективно.И вот эту объективную связь сам он начал прозревать только в последние годы — отнюдь не только как физик. Козырев очень хорошо чувствовал иссушающую поступь современной науки. Где причина качественно равноценна следствию — осознанно, как в точных науках, или неосознанно — в остальной части науки — не имеет различения. Как уравнения математической физики, так и «впечатления» позволяют одинаково точно предвычислить явления как в будущем, так и в прошедшем. Такая возможность появляется только при полной качественной равноценности причин и следствий.

При равноценности причин и следствий нельзя ставить вопрос «почему», и поэтому точные науки могут отвечать только на предварительный вопрос «Как?». Наука, при всем ее могуществе, является описательной. И именно в этом своем образе могущества вопроса «как» наука дошла до термоядерного синтеза.

Но человек в невесомости — в космосе — никогда не наткнется на законы тяготения, двигаясь только по образу вопроса «как».Козырев указывает на Лейбница, который первым пришел к выводу, что различие причин от следствий равносильно отличию будущего от прошедшего, — что равносильно объективному существованию направленности времени или его течения.

Но, конечно, в исходе нашего ощущения стоят греки. Гераклит. Козырев пошел дальше и стал исследовать физические свойства потока Времени и взаимодействие этого потока как с механическими системами, так и с самим веществом. В первом случае поток Времени (ход времени) оказывает механическое воздействие на системы; во втором случае (плотность времени) изменяет физические свойства вещества.

Козырев пришел к понятию о различии физических свойств причин и следствий, назвав свою механику причинной; поскольку, одновременно, речь идет об отличии будущего от прошедшего, то второе название его механики — несимметричная — равноценно первому — причинная.

Ход времени. Продолжение

Итак, ход времени является реальной величиной, имеющей определенное математическое выражение и должен входить в уравнения механики. Ход времени является активным свойством, благодаря которому Время оказывает механические воздействия на материальные системы.

Будем рассматривать теперь несимметричность процессов как свойство самого времени. Этому отличию Козырев придает качественный смысл; что вытекает из невозможности пространственно-временного совмещения причины и следствия и, одновременно, что вытекает из факта существования материального потока Времени, где невозможно совмещение будущего и прошедшего.

Ибо превращение причин в следствия требует преодоления «пустой» точки пространства. Перенос через эту бездну осуществляется только с помощью течения времени. В элементарном акте этого переноса уже нет материальных тел, есть только пространство и время.

Именно потому, что скорость превращений причин в следствия не зависит от свойств тел, эта скорость является постоянной величиной, единой для всего мира Времени. Вернемся к первым двум аксиомам Козырева; были введены величины дельта — икс и дельта Т, которые определяют сколь угодно малое, но не равное нулю пространственное и временное различение причины от следствия, прошлого от будущего.

Здесь и существует важная особенность несимметричной механики Козырева, которая и связана с установлением этих величин: Козырев оперирует с величинами дельта-икс и дельта Т, интуитивно опираясь на их физический смысл: Козырев считает дельта-икс и дельта Т «пределами бесконечно малых величин при условии, что они никогда не обращаются в нуль».

Таким образом, важная особенность и заключается в том, что Козырев фактически использует представления о природе бесконечно малых величин в духе аналитиков XVII века. На моем языке такого рода представление Козырева об обязательном существовании предела у бесконечно малых (иначе не может осуществляться ни течение потока времени ни, следовательно, сама несимметричная механика) — такого рода представление Козырева об обязательном существовании предела у бесконечно малых — правильное — на моем языке и определяется условием «в нашем материальном мире».

Итак, принципу Гераклита Козырев придал физический смысл, опустив его до элементарного звена причинно-следственного перехода. Козырев говорит резче: если будущее отличается от прошедшего, то должно быть и различие в физических свойствах причин и следствий и, добавлю я, в физических свойствах прошлого и будущего. Впрочем, прямыми словами Козырев говорит: «будущее минус прошлое есть определенная величина».

Нужно сделать еще одно отступление.

Хотя причинность и время во взглядах Козырева составляют неразрывное единство, где Козырев нередко говорит о Времени как о Праматери, — в явной форме Козырев нигде не сводит причину причин ко Времени и нигде не касается этой темы. Другими словами, говоря о взглядах Козырева и принимая его терминологию, мы должны понимать и снова напомнить: говорим мы о ближнем космосе.

Но эта сторона его восприятия — о характере слитности потока времени и причинности — так и осталась в достаточной мере неявной. Скорее, хотя причинность и образует неразрывное единство с потоком времени, скорее она там обладает как бы скрыто паритетным ходом.

Ибо, по видению Козырева, время несет в себе момент вращения. Однако, скажу, что осуществление этого своего видения проведено Козыревым как бы под маской, в неявной форме. Говоря о времени как о Праматери, Козырев делает это свое допущение, которое потом выводит теоретически и подтверждает экспериментально: время = следовательно ход времени = следовательно поток причинности несет в себе момент вращения.

Насколько сейчас понимаю, это единственное прямое допущение Козырева о Времени как носителе неких событий видимого Мира. Повторяю: по отношению к потоку Времени, как причине причин, Козырев делает только одно прямое допущение: поток Времени несет в себе момент вращения.

При этом ход логических рассуждений таков. Понятие течения времени должно быть связано с направленностью. То есть ход времени С2 должен иметь определенный знак. Логически должен быть Мир с другим знаком С2 — мир другой, противоположной направленности течения времени.

Если из точки причины рассматривать следствие, то ход времени направлен в сторону следствия. В чем состоит перемена направления у хода времени? В этом месте рассуждений заключен логический поворот Козырева, который в разных текстах выражен почти одинаково.

«Геометрия оставляет нам единственную возможность». «Течение времени — это непросто скорость, а линейная скорость поворота, который может происходить по часовой стрелке или против часовой стрелки, что равносильно понятиям правое и левое».

В другом месте эта же мысль выражена примерно одинаково: — «С2 должна быть абсолютной величиной, поэтому абсолютное различие будущего от прошедшего должно быть связано с некоторым абсолютным различием, которое должно быть у пространства; — при изотропности пространства таким абсолютным различием является различие правого и левого. Поэтому ход времени и определяется величиной, имеющей смысл линейной скорости вращения».

Итак, ход времени должен быть универсальной постоянной и определяется по отношению к некоторому инварианту — пространству. С другой стороны, «ход времени является реальным физическим процессом, равноценным относительному вращению причины и следствия с линейной скоростью Сг и осью, совпадающей с осью причинно-следственного перехода».

Комментарий. Вращение, как таковое - основополагающее явление вселенной как в микро - так и в макромире. Момент вращения несет само течение Времени, как Праматерь. Мы должны усвоить, по Козыреву, ход времени равноценен (эквивалентен) относительному вращению причины и следствия с линейной скоростью Сг.

Не надо думать, что это соотносительное вращение причины и следствия осуществляется в действительных системах. Вопрос непрост. Мы помним старинную картину из древней космогонии: человек просунул голову за предел сферы, нарисованной вокруг земли, и увидел звездный мир.

То есть мы привыкли к движению в пределах однокачественного пространства в том смысле, что переход в новую область знания подобен переезду в Африку или Антарктиду, или на орбиту Земля-Луна. Козырев же не только просунул голову, но и вошел в Новое — вышел в Новое. Очень может быть, что этот переход через невидимый рубеж «до» и «после» Козырева более глубок, чем все предыдущие до Козырева.

Сказанное имеет прямое отношение к моменту вращения, которое несет в себе поток времени. «Природа парадоксов друг». Потом мы увидим в эксперименте, что поток причинности, что-то же причинное воздействие — любое — несет в себе момент вращения, воздействием которого вращается реальное тело.

В данном случае парадокс заключается в том, что момент вращения эквивалентен соотносительному вращению причины со следствием в точности так же, как сама причинность эквивалентна потоку времени — без их различения со взгляда отсюда — из мира материальных тел, но на которое — на этот мир материальных тел — поток времени оказывает механическое воздействие.

Другими словами, природа вращения материальных тел здесь, в мире материальных тел, одноприродна моменту вращения, что несет в себе поток времени. Мне трудно оценить далеко идущий ход Козырева, который опирается в этом своем выводе на однородность пространства, как на тот инвариант, который обладает только абсолютным различием правого и левого.

Трудно: — по двум причинам. Принимая результат Козырева, понимаю, что пространство исключено из картины его рассмотрения. Скажу: сделано для простоты, сознательно или бессознательно, роли здесь нет. Ибо, в действительности, пространство не однородно и, возможно, наделено свойствами более удивительными, чем время. Говоря резко, Козырев человек Времени и не человек Пространства.

Пространство обладает той же притягательностью видения, которой обладает время, и, конечно, существуют люди Пространства в точности так, как люди того времени. Ибн Ватута, в точности так как Александр Македонский, могут многое рассказать на этот счет. Конфликт Аристотеля с Александром питался из этого источника различий — один по преимуществу человек Времени, другой — по преимуществу — Пространства.

Но так или иначе, главный ход Козырева оказался пророческим для изучения свойств Времени. Пространство резко упрощено Козыревым в своих свойствах в сравнении со временем. Возможно, говорю о действительности, свидетельство слишком глубоких различий между пространством и временем.

То есть это упрощение никоим образом не зачеркивает восприятие Козырева. Так, принято им, имею в виду правое и левое вращение причины и следствия (а, значит, будущего и прошедшего, хотя Козырев ни разу таким образом мысль не высказал). Повторю, что, имея в виду восприятие, вряд ли следует думать так, — об относительном вращении правого и левого — по отношению к течению потока Времени.

Повторяю, скорее, я в этом уверен, следует говорить о потоке времени как носителе момента вращения. Но так или иначе, упрощение Козырева (инвариант пространства) оказалось далеко идущим ходом, — проходом провидца: — «ход времени определяется величиной, имеющей смысл линейной скорости поворота».

Вращение превратилось в специальное устройство, как бы полигон Козырева для изучения свойств хода времени и, одновременно, причинно-следственного перехода. Козырев приводит ряд примеров асимметрии в природе (правое и левое вращение биополимеров, завиток раковины (моллюсков) и высказывает мысль, что асимметрия организмов — специальное устройство для усиления жизненных процессов с помощью хода времени.

Первое отступление от течения темы

Нужно вернуться к первым постулатам Козырева. Постулаты Козырева говорят о связи принципа причинности с течением Времени — с материальным потоком Времени. Но, опускаясь в глубины космоса, войдя в Новое, сам Козырев на новую качественную ступень переносит все старые понятия прежнего, уже известного мира.

Однако, в Козыреве, говоря натурфилософски, ничего нельзя уразуметь, если не развести понятия по разным уровням — если не ввести иерархию понятийных уровней. Однако, повторю, сам Козырев не делал различения при переносе старых понятий через новую границу.

Может быть, только в самое последнее время, он как бы начал прислушиваться к тому впечатлению, что новая область — это непросто новая открывающаяся область физики. И, если опустить такого рода оговорку, то несомненно: Козырев вошел в новую область как «простой» физик, который сам ничто не изменил в понятийном подходе при переходе границы «до» и «после» Козырева.

Такие понятия, как «работа», «энергия», «сила», «физические свойства», «импульс» без оговорок даже их различений в пределах уже пройденных к его времени понятийных уровней употреблялись им в статьях, беседах и докладах — без оговорок; я бы сказал, без предубеждения, — без сомнения.

Однако уже «сила» Ньютона на новом понятийном уровне превратилась в «энергию». А, по замечанию Эйнштейна, после установления эквивалентности массы и энергии эти понятия, «масса» и «энергия», стали мало различимыми. Козырев вышел на новый понятийный уровень Времени. По этой границе «Время и остальной материальный мир» происходит разрыв в «потоке чувства» большего масштаба: — очень может быть, повторю, чем во всех предыдущих случаях.

Устанавливается эквивалентность течения Времени, как материального тела — и причинности. Прежде остального в слове «энергия» должно произойти углубление — смена. Без сомнения, я поставил бы здесь понятие «Фаворский свет»если бы с некоторых пор не стал думать, что понятие «Фаворский свет» более глубокое и, прежде остального, светоносное, чем поток материального нечто, который дан в ощущение, как грандиозно идущее нечто, — тело.

Фаворский свет — согласно текстам Нового Завета, таинственный Божественный свет в момент Преображения Иисуса Христа.

Но столь же несомненно, что понятие «Фаворский свет» гораздо ближе ко Времени, как телу, чем все существующие понятия существующей физики. Повторю: вне различения иерархии понятийных уровней уразуметь, что произошло с Козыревым, невозможно. Не имеет большого значения тот факт, что сам он не стремился к такому различению, по крайней мере все главное время своей деятельности.

Первому всегда труднее.Еще и потому что он идет обвешанный паутиной — катакомбы ведь, ни разу никто не прошел.Но очень может быть, что на этой границе, — «до» и «после» Козырева, — сами слова, не говоря уже о принятых понятиях, настолько сближены в своих смыслах — каждый раз взаимосвязанных — что, опускаясь в глубины колодца, в эту бездну, где эти связи становятся все более неразличимо слипшимися, — туда, где Праматерь, — мы теряем смыслы разночтений обозначаемого; очень может быть, что мы у границы смысла слов.

Но, так или иначе, последовательность понятийных уровней сегодня такова, — по ряду категории возможности действия: сила, энергия, время, Фаворский свет. Те работы о Козыреве, которые протягивают старую (современную) понятийную систему физики в новую область, не подвергая их смещению, — ибо на границе этой разрыв — неизбежно придут к неправильным выводам, ибо они не обладают видением Козырева.

Ибо там не будет достоверного знания, а будет «наука» — то есть мертвый ум: мертвящая логика ума, вышедшего из-под контроля чувства, [духа]. Козырев ощущал творимое им как возврат к старинной механике; так и написано им в одной из статей. По-видимому, следует говорить о натурфилософии, в ее современном (или о современном) обличье.

Говоря конкретно, Козырев считал, что развитию подлежат положения механики Ньютона; он был явно отрицательно настроен к положениям современной теоретической физики. А современная теоретическая физика явно отрицательно настроена по отношению ко взглядам Козырева.

На его докладе такой человек, как Ландау, сидевший в первом ряду, встал, повернулся спиной к докладчику, уселся верхом на стуле, лицом к залу, и его выразительное лицо посменно выражало всю гамму его чувств — он строил рожи.Никому из собеседников не удалось соотнестись в величии с Эйнштейном, который сказал: «Прости, Ньютон».

Величие — трудная область. Гёте, который чувствовал в оптике больше Ньютона, резко — по меньшей мере — отрицательно относился к Ньютону и к его оптике. Все сказанное имеет прямое отношение к превращению «причины» в «действие». Классическая механика не делает этого различения.

В точности так как она не делает этого различения по отношению к причине и следствию. Козырев ввел это различение. Причем, введя это различение, Козырев применяет его для двух разных понятийных уровней, не предупреждая о существовании этих двух разных уровней. На уровне материальных тел и механических систем это различение усматривается Козыревым теоретически и подтверждается экспериментально.

Другими словами, в механической системе Козырева можно вполне определенно сказать: вот здесь причина, вот ее действие (следствие). Однако вопрос о различении причины и действия (следствия) становится гораздо более трудным для понятийного уровня самого потока Времени.

На уровне потока Времени Козыревым постулируется эквивалентность причинности и направленности (хода времени). Ход времени и поток причинности неразличимо эквивалентны. Но на уровне потока Времени ход времени также неразличимо эквивалентен действию, ибо ход времени, само его течение, сама направленность есть, несомненно, действие и, следовательно, следствие.

Вопрос причины причин уходит из потока Времени в еще более глубокие сферы. Нас не должно это пугать. Говоря о системе взглядов Козырева нас не должно смущать, что установленное различение причины и действия на уровне материальных тел, на уровне потока Времени снова становятся неразличимо эквивалентными.

Я не удивлю, если скажу, что на этом же уровне понятия «причина» и «движение» также эквивалентны.Ибо уровень материальных тел нашего мира сугубо отличается от уровня материального тела Времени — также нашего мира. Говоря о двух разных уровнях материальных тел, сказанное легче показать на примере соударения бильярдных шаров.

По третьему закону Ньютона действие равно противодействию. Действие и противодействие образуют одно неразличимое явление, где не существует интервала времени дельта Т; в силу же «внешней» материальности тел и, в силу непроницаемости материи, при передаче действия и противодействия, по мнению Козырева, всегда будет последнее звено, где остается сколь угодно малое, но не равное нулю, ространственное различение дельта-икс.

Повторю: при соударении шаров материальное соприкосновение выявляет действие и противодействие, образующее одно неразрывное явление, где между ними нет интервала времени дельта Т (по мнению Козырева, пространственное различение дельта-икс остается; по моему мнению, его нет — явление соударения неразличимо; но эта разноголосица не имеет большого значения; А.С.).

Соударяющиеся шары, действие и противодействие образуют неразличимое единство; в то же время причинно-следственные отношения, бытующие на более глубоком уровне, то есть на уровне Времени, что тоже на уровне причинности, где существует и интервал дельта Т и интервал дельта-икс по Козыреву, выявляют причину и следствие — удаляющийся шар: ибо существует кий бильярдиста. Таким образом, Козырев приходит к выводу об обязательном сосуществовании двух взаимонаправленных сил, вызванных ходом времени.

Этот вопрос труден. Для того чтобы показать глубину трудности понимания соотношения причинной механики Козырева и третьего закона Ньютона; с другой, показать их соотношение с другого угла зрения, — вот эта необходимость приводит к апориям Зенона.

И Зенон и Козырев увидели за фактом соприкосновения материальных тел неизмеримо более глубокое явление; — где Зенон остановился на факте пространственно-временного различения дельта-икс и дельта Т — сколь угодно малых, но никогда не равных нулю — черепаха никогда не догонит зайца; Козырев увидел в этом факте пространственно-временного различения дельта-икс и дельта Т глубинную структуру мира и построил причинную (несимметричную) механику, — именно из-за этого различения невозможно тождественное, симметричное совмещение причины и следствия, — поскольку существует течение одной и той же реки по Гераклиту.

Можно сказать, иначе: для того чтобы совершился причинно-следственный переход, необходимо сколь угодно малое, но не равное нулю дельта-икс и дельта Т — для преодоления глубокой материальности мира, (для переноса над бездной), иначе будет неразличимое одно явление, что и происходит на уровне грубо материальных тел по третьему закону Ньютона.

Переформулирую. На уровне третьего закона Ньютона, то есть на уровне грубо материальных тел и механических систем, действие и противодействие образуют одно неразрывное явление (то есть дельта-икс и дельта Т равны нулю); не имеет принципиального значения, что Козырев считал в этом случае дельта-икс неравным нулю; Козырев подчеркивал принципиальность неразрывности явления соударения.

Но переход к причинно-следственным отношениям это непросто переход в новое помещение, а переход на новый уровень глубины, где обретает материальное тело Времени (по Козыреву) и где обретает материальное тело Пространства (по действительности), и где, в результате этого, невозможно симметричное наложение причины на следствие (подобно действию и противодействию), то есть всегда будут существовать дельта-икс и дельта Т, сколь угодно малые, но не равные нулю; именно вследствие этого проницательность Зенона уразумела здесь невозможность соприкосновения — и не пошла дальше, ибо она, проницательность Зенона, не увидела роль Времени в причинно-следственном переносе, — с чего начал свое построение Козырев;

Козырев увидел в простом действии кия бильярдиста, коль его рассматривать в масштабе мира — он увидел чудо; это же чудо видел Ньютон и запрятал свое удивление в понятие «сила»; я не скажу, что Козырев вывел чудо силы в осознание мира, но Козырев увидел, что причина, это та воронка, куда втекает время и осуществляет причинно-следственный перенос.

Все дальнейшее разума человека может осуществляться лишь по дороге достоверного знания — как и этот результат. Отсюда видим: Зенон навечно прав, но это правота человека, правильно увидевшего часть у целого, или, говоря более сдержанно, а, значит, более правильно, увидевшего часть значительно более крупной части — той, что у Гераклита; сегодня у Козырева.

Самого по себе соударения шаров не существует: всегда существует внешняя причина, — сила Ньютона, вызывающая соударение. Но обращение к причинно-следственным отношениям, — что тоже, обращение к природе силы, вызывающей соударение, это непросто переход в соседнее помещение за ответом на вопрос, а обращение к гораздо более глубокому подлежащему уровню, и вот там — там, где причина и там, где следствие, — обретает поток Времени Козырева, вне которого не осуществляется ни одно причинно-следственное отношение и где Время на себе переносит действие причины.

Есть ли это сила? Безусловно. Но можно ли там «это» называть «силой»? Это не «сила». Это возможность — если хотите «момент силы» — в точности, как «момент вращения».Об этом знают немногие. Джоконда — возможность силы; явное и, одновременно, тайное присутствие. Сила стыдлива; обнажаться не может.

Чем ближе к совершенству, тем глубже скрыта возможность действия.Поэтому третий закон Ньютона и взгляды причинной механики образуют неразрывное единство причины и следствия, что и отмечено Козыревым в прямых словах: третий закон Ньютона простое следствие причинной механики.

Переформулирую: при соударении шаров проявляется глубоко запрятанный вопрос о причине, где эта дорога приводит к моменту силы, содержащемся в потоке Времени и обретающем там в «дополнение» к силе кия бильярдиста. Конечно, запрятанность вопроса о природе силы — причине видел и Ньютон, но не его историческая задача была анализ собственного понятия, хотя он бесконечно много думал о нем.

(В этом смысле сегодня большой интерес вызывают работы Ньютона его последнего, предсмертного периода). И, в результате, третий закон и причинная механика образуют неразрывное единство причины и следствия. Сила молчаливо содержится там, где поток Времени — в точности так, как момент вращения: а проявляется здесь — в мире материальных тел и механических систем — в виде двух взаимонаправленных сил, — там, где причина и там, где следствие.

Таким образом, Козырев приходит к выводу об обязательном сосуществовании двух взаимонаправленных сил, вызванных ходом времени. К сожалению, начиная с этого момента, проявляет себя известная неряшливость Козырева в обращении с понятиями на новом уровне.

Но, одновременно, как во всякой хорошей натурфилософии, где ощущение (чувство) идет впереди мысли, нужно быть крайне осторожным с высказываниями Козырева, ибо, с одной стороны, он в новую область вошел со старыми понятиями, с другой — это его область; но где он находится, на мой взгляд, как бы в двусмысленном положении. Говоря иначе, Козырев не очень выбирал понятия и слова, когда ему нужно было высказаться.

В этом смысле Козырев не был классиком; его работы не являются классическими. Сказанное в полной мере относится к понятию о двух взаимонаправленных силах, вызванных (в материальных системах) ходом времени. Ибо в других местах Козырев говорит о двух силах хода времени, имея в виду те же материальные системы.

На мой взгляд, имея в виду материальные системы, формулировка о двух взаимонаправленных силах (+/-), вызванных ходом времени, является точной. Не проявляя открыто своего действия там, сила хода времени проявляет его здесь, в мире механических систем.

Но ведь и «здесь» и «там» — все это силы внутренние, то есть уравновешенные, то есть в любых причинно-следственных отношениях проявляются две взаимонаправленные силы, вызванные ходом времени, — там, где причина, и там, где следствие. Они существуют, но они взаимоуравнены.

Для того чтобы выявить их присутствие и их различную направленность нужно ввести как бы дополнительную, внешнюю причину, которая складываясь с действием хода времени даст дополнительный эффект — одного знака там, где причина, и другого знака — там, где следствие.

Ведь любая причина будет однокачественна с ходом времени — их можно складывать, как величины одного порядка. И этот дополнительный эффект будет регистрировать любая механическая система: ибо эта механическая система будет самой простой моделью причинно-следственного отношения.

Но так или иначе, в материальных системах эти две взаимонаправленные силы являются внутренними. Поэтому повторю, для получения причинно-следственных различий пары тел оказывается недостаточно, и необходимо действие на эту систему третьего тела. Тогда получается внешняя сила, то есть причина, действующая на одно из тел нашей пары.

Ведь различие будущего и прошедшего (то есть ход времени) проявляет себя в причинных связях (переход причины в следствие). Поэтому, чтобы обнаружить это свойство времени (его ход), надо в выбранную для опыта механическую систему ввести причинность, то есть сообщить одной части механической системы некоторое свойство, как бы добавочное, которое бы передавалось и поглощалось бы другой ее частью.

Отсюда, с точки зрения возникновения этого дополнительного эффекта, изучается свойство направленности времени (ход времени) и одновременно свойство перехода причины в следствие, а не частные особенности механической системы.

Повторю, но другими словами (вот эти слова явно лишние): требуется вбить клин именно туда, где проходит рубеж, который и заяц, и черепаха Зенона знали, но не осознали; требуется выявить причинно-следственное различие, поскольку существует действие и противодействие на уровне непроницаемости материальных тел — двух таких тел оказывается недостаточно: требуется дополнительный (по отношению к ходу времени, ведь это силы внутренние), удар кия бильярдиста — причина, (как бы второй — внешний, материальный бильярдист — внешняя причина), для выявления причинно-следственного различения, в условиях немедленного возникновения двух вызванных (и дополнительных) взаимонаправленных сил. Требуется некое отношение и действие на это отношение третьей дополнительной силы.

Требуется «развести» два уровня; уровень материальных тел, механических систем, где действует третий закон Ньютона, по которому действие и противодействие образуют одно неразличимое явление — и уровень причинно-следственных отношений, уровень Козырева и Зенона, где существует пространственно-временное различение дельта-икс и дельта Т и где, по Козыреву, для того, чтобы выявить две взаимонаправленные силы, вызванные ходом времени нужно подействовать внешней причиной; а, поскольку, причинность эквивалентна ходу времени, то речь идет о двух взаимонаправленных силах, вызванных ходом времени и где внешняя «дополнительная» причина должна дать дополнительный эффект, регистрируемый механической системой, — отдельно там, где причина и отдельно там, где следствие.

Требуется любое причинно-следственное отношение и действие на это отношение третьей силой. Время и есть и не есть тот бильярдный кий. Оно «только» осуществляет переход причины в следствие в том смысле, что вне хода времени этот переход невозможен — ход времени и переход причины в следствие неразличимо едины.

Едины там, где нет «силы», «энергии», «импульса», — есть некие начала, которые здесь, в мире материальных тел, проявляются в виде сил, энергий, импульсов. Праматерь рождает. Есть ли это сила, энергия, импульс? Сила стыдлива, обнажаться не может. Она присутствует. Это есть способность, то есть возможность. Такое и таково, что проявляется через ход времени, производя механические изменения в механических системах. И, конечно, в нас самих.

Дополнительные Силы (Эффект Козырева)

Утверждается, что ход времени оказывает содействие (помощь) во всех системах, где осуществляются причинно-следственные отношения. Эти дополнительные силы становятся особенно заметными в двух случаях: в случае необратимых процессов (процессов, обладающих одним преимущественным направлением своего осуществления) и в случае тел вращения.

Повторю и больше не буду возвращаться к этому вопросу, что, принимая положения и терминологию Козырева, требуется оговорка к понятию «дополнительные силы», которые не являются в действительности «дополнительными»; наоборот, весь арсенал имеющихся к настоящему времени сил дополнителен по отношению к силам хода времени, несмотря на разницу в вычисленных соотношениях, которые говорят о незначительной цифровой величине «помощи» сил хода времени, но вне которых, прежде всего, невозможен сам перенос действия причины.

Однако утверждается, что силы хода времени обладают и собственным действием; Козырев назвал действие сил хода времени дополнительными силами. 

При попытках выявления действия дополнительных сил на уровне механических систем необходимо иметь в виду важное обстоятельство, о котором уже много сказано: по закону действия и противодействия, в механических системах силы хода времени в точке «причина» и в точке «следствие» вызывают две взаимонаправленные и уравновешенные силы, то есть эти силы являются внутренними, для их выявления нужно прикладывать внешнюю (по отношению к системе) третью силу, которая, действуя отдельно в точке «причина» и отдельно в точке «следствие», и будет выявлять специфический характер действия сил хода времени (одного знака там, где причина, и другого знака там, где следствие); при этом одноранговость, однокачественность всех причинно-следственных отношений по рангу «причинность» и позволяет ожидать усиления или ослабления действия эффекта, поскольку внешняя, третья сила есть одновременно причина, действие которой прикладывается поочередно к полюсам испытываемого причинно-следственного диполя.

Двигаясь по наиболее крупным циклам опытов Козырева, рассмотрим вначале проявления действия дополнительных сил, возникающих в условиях приложения к системе внешней, третьей силы.

Требуется отступление.

Что такое «вес»? Требуется ясно сознавать: «вес» — это связь. Вес — это только отношение; связь двух неких тел; в данном случае Земли и некоего тела на наших весах. При изменении веса (в рассказанных условиях) с телом ничего «не происходит», однако его вес изменяется.

Изменение веса означает «упрочивание или ослабление связи силы тяготения» (термин Козырева). Итак, при введении внешней причины — при обращении к силам хода времени — возникает облегчение или утяжеление груза, или, что-то же, происходит упрочивание или ослабление связей сил тяготения.

Сейчас, пока, надо уяснить: действие некоей причины, где сделано все, чтобы эта причина присутствовала, так сказать, «идеально» — только фактом своего присутствия — а ее действие можно было рассматривать тоже как бы «идеально» — только как поток причинности (скажу я наконец) — что действие некоей причины сказывается в изменении веса груза. Говоря иначе, повторю, действие этой внешней причины вызывает упрочивание или ослабление сил тяготения нашего груза и Земли.

Второе лирическое отступление

Существует ли у сил своя иерархия — свои ранги? Да. Как и везде. Сила тяготения расположена в первом ранге; фундаментальная сила, что-то вроде слона в ряду всемирных сил. Может ли моська лаять на слона? Сколько угодно. Может ли она изменить поведение слона? Нет, конечно. Слона может столкнуть только слон. В ранге слона.

Эффект Козырева при взвешиваниях на вибрационных весах это не «эффект» — это Новая Сила вышла на арену фундаментального знания — мамонт. Существует прямая связь между тяготением и временем. В опытах с вибрационными весами существует ряд особенностей поведения возникающего эффекта; они нам необходимы.

Введем еще одно понятие Козырева, которое пока не является столь обязательным, но необходимо при объяснениях: — выражение «возбужденное состояние»: — «груз в вибрационном режиме находится в возбужденном состоянии».

Особенности поведения возникающего эффекта следующие:

1) При росте частоты вибраций происходит нарастание значений эффекта. Однако это нарастание осуществляется не плавно, а скачками — при начале роста вибраций происходит как бы торможение значений эффекта, затем скачок двойного эффекта, затем опять торможение, затем новый скачок тройного эффекта и так далее, практически любой кратности (до пяти- и десятикратного возрастания).

Ступени в появлении возрастающих значений эффекта при плавном росте частоты вибраций показывают, как бы квантованность в ходе изменения дополнительных сил, вызванных ходом времени.

2) Возбужденное состояние системы сохраняется некоторое время после снятия вибрации. Получается, что материал, из которого состоит система, как бы «помнит» то состояние, в котором оно находилось. Одинаковым образом для получения первой ступени, в отличие от последующих скачков, требуется некоторая большая «раскачка» системы; иными словами, в самой зависимости изменения веса от частоты вибраций наблюдается пологое нарастание эффекта изменения весы перед первой ступенью.

Налицо взаимодействие между эффектом и веществом (материалом системы): перескакивая через два уже знакомых логических уравнения, скажем: налицо взаимодействие между силами хода времени и веществом. При этом «время запоминания» не зависит от массы тела, но зависит от его плотности. Получается примерно следующая зависимость: для свинца плотность равна 11 (г/см3); «время запоминания» = 14 сек.; для алюминия плотность = 2,7: «время запоминания» = 28 сек.; для дерева плотность= 0,5; «время запоминания» = 70 сек.

Возможно, что «время запоминания» обратно пропорционально квадратному корню из плотности тела. На это же чудо взглянем другими глазами: существует привязанность — силы тяготения между телами — между телом груза и Землей.

Тела вращения

В той или иной форме мы неизменно возвращаемся к тому факту, что все опыты об отношениях между временем и силой тяготения мы проводим на Земле. Человеку, вслед за природой, приходится неизбежно иметь дело с соседством, если не с солидарностью микро- и макропроцессов.

В точности также обстоит дело с телами вращения в теории Козырева. В силу ряда обстоятельств, о которых и пойдет в дальнейшем речь, тела вращения оказались включенными в орбиту внимания Козырева, если не оказались в центре такого внимания. Поэтому дальнейший ход изложения переносится на тела вращения и на саму Землю как на то вращающееся тело, на котором и совершается любая земная механика.

Козырев следующим образом рассматривает условия течения времени во вращающейся планете.

Тело вращения Земли не обладает компенсационным действием реакции опоры; и в этом случае дополнительное изменение веса этого тела вращения за счет обычного хода времени должно компенсироваться — реализоваться — как-то иначе, где эта компенсация должна происходить в жестких условиях невозможности Земли сойти со своей орбиты, поскольку общая масса земли остается неизменной — остается неизменной скорость движении Земли по своей орбите.

Единственный выход в этих условиях необходимое реализации дополнительных сил хода времени в условиях отсутствия реакции опоры — перераспределение масс внутри Земли и, как следствие, изменение ее формы.Можно сказать, иначе: планета вращается в обычном потоке времени и в ней, в силу одноприродности хода времени и тел вращения возникают дополнительные силы (дополнительные силы Козырева), подчиняющиеся различию в линейных скоростях ее вращения (первая основная характеристика вращения) и в общем случае — направлению вращения (вторая основная характеристика вращения).

Ибо разные элементы планеты вращаются с разными линейными скоростями вращения. В результате величина дополнительных сил Козырева для разных элементов тела планеты разная. Итак, мы можем сформулировать положение: наличие причинных связей, обусловленных разными линейными скоростями вращения разноудаленных масс планеты, связанных гравитационным взаимодействием, приводит к появлению дополнительных сил Козырева, возникающих из-за давления внешней причины (хода времени) на эти причинные связи.

Распределение этих дополнительных сил в теле планеты неравномерно, что происходит именно в силу факта разницы в линейной скорости вращения ее элементов, разноудаленных как от оси вращения, так и от экваториальной плоскости.

Экспериментальная часть. Продолжение

Пространство обладает неравномерностью распределения некоего потенциала, получается что-то вроде сетки, называется «сетка Карри» — о ней знали еще в Средние века; сегодня ее геометрия неплохо изучена с привлечением народных примет: в узлах её любит роиться мошкара столбиком роя своего над узлом сетки Карри; и кошки, и собаки, и растения (все по-разному) и деревья (все по-разному) по-разному реагируют на ее пространственное расположение — узлов сетки, а она разного масштаба.

Что касается тонкой биохимии крови, то суточные и иные временные периодические изменения, связанные с солнечной активностью и иными событиями, сегодня также вполне обыденно — интенсивно изучаются. Дело в человеке, поверившему себе — наперекор одним событиям вослед другим событиям.И он понял, что существует еще одно событие — свойство, различная степень интенсивности которого так сильно изменяет цифровую картину опытов, не изменяя их содержания.

Таким образом, второй цикл опытов по изучению свойств времени был начат в результате наблюдений над вначале странным обстоятельством, мешающим воспроизведению опытов. Событие это, сказал он, присутствует в лаборатории в точности так же, как и во всем мире. Козырев назвал его «плотность времени».

Пока нам хватит сравнения с плотностью воздуха или с интенсивностью света — оно прибывает и убывает. Очень скоро от этого сравнения надо будет отказаться.

По отношению к плотности времени процессы разделяются на поглощающие время (плотность времени) и выделяющие время (плотность времени). Легче себе это представить именно так, как и есть в природе: на создание (течение) процесса пошло время, и теперь, с разрушением результата этого процесса это время выделяется. Поэтому наиболее интенсивно, наиболее выпукло поглощение и выделение времени происходит в необратимых процессах.

В полном соответствии с этим явлением весной наблюдается особенно резкий дефицит плотности времени. Осенью наоборот — его избыток. Где-то в середине лета должен наблюдаться день равновесия этого процесса. Таким, или приблизительно таким образом выяснилось, что свойства времени охватывают как неживой, так и живой мир.

Выделение (излучение) плотности времени.

Перечислим процессы, которые сопровождаются выделением плотности времени:

Испарение жидкостей (ацетона);

Растворение (растворение в воде сахара);

Разогрев тел;

Таяние льда;

Электролиз;

Увядание растений;

Любая необратимая деформация.

Все перечисленные процессы отталкивают стрелку крутильных весов.

Одновременно, в этом внешне неупорядоченном перечислении «датчиков» существует своя логика. У этой внутренней логики совершающегося одного, то есть единого процесса в свою очередь есть две стороны. Все перечисленные процессы либо в явном виде, как испарение жидкостей, разогрев тел, таяние льда, электролиз, либо в скрытом виде, как увядание растений и любая деформация тел требуют для своего совершения поглощение теплоты. необратимого процесса.

Стало быть, то время, что пошло на формирование результата (следствия), выделяется вместе с разрушением самого результата. При этом теплота играет какую-то существенную, не до конца понятную роль, ибо она поглощается по одну сторону уже теперь по-новому рассматриваемого как бы причинно-следственного перехода, на другом конце которого происходит вместо теплоты выделение времени.

Как бы там ни было, но организация, которая как бы выносится вместе с выделением плотности времени в окружающее тело, которое разрушается, есть тот возможно главный результат, который и переносится, как считает Козырев, плотностью времени. Однако для парусной регаты перечисленных процессов где теплота приводит к выносу плотностью времени организации, один процесс — процесс увядания растения каким-то образом стоит особняком.

Для увядания зеленого растения баланс теплота — плотность времени не кажется столь очевидным как для остальных процессов, например для испарения жидкостей или разогрева тел. Казалось, исходя из общих положений, что увядание жизни приводит к потере теплоты. Возможно, что смотреть надо иначе, и, тогда, наоборот, процесс увядания жизни требует усиленного подвода теплоты для поддержания жизни.

Поглощение плотности времени.

Перечислим процессы, которые сопровождаются поглощением плотности времени.

Остывание тел.

Замерзание воды.

Конденсация паров жидкостей.

Процесс роста зеленого растения.

Итак, у потока времени, кроме направленного хода, есть еще и другое физическое свойство — его плотность.

Взаимодействие этих свойств, в тех условиях, что выяснены Козыревым, заключаются в усилении, или в ослаблении действия потока причинности — хода времени. Процессы, усиливающие в конкретной системе причинное действие, увеличивают плотность времени в окружающем их пространстве. Процессы противоположного действия уменьшают его плотность. В первом случае можно говорить об излучении времени, во втором — о его поглощении.

Изменение физических свойств веществ под воздействием на них плотности времени.

Следует отчасти вернуться назад и сказать, что во всех опытах с эффектом изменения плотности времени, — излучением и поглощением — как и в наиболее выразительных — наглядных опытах с контактными парами, наблюдаются все характерные особенности эффекта изменения, связанного со временем, которые были найдены в опытах с ходом времени, в опытах с вибрациями.

  • Ступенчатость в появлении эффекта, что особенно наглядно видно и точно измеримо на ленте самописца.
  • «Запоминание»; то есть медленное возвращение всей системы, которая испытала «возбужденное состояние» — медленное возвращение системы в прежнее состояние.
  • В равной степени наблюдается «раскачка*, то есть постепенное, медленное, замедленное, если хотите раздумчивое состояние системы, в ходе которого наблюдается лишь накапливание какой-то суммы действия, без намечающейся (ожидаемой) тенденции, после времени которого — этого накопления — разворачивается сама реакция „возбужденного состояния“.

В опытах с контактными парами уже после смерти Козырева было разъяснено два явления. Первое называется „21 июня 1982 г.“ В этот день Насонов и понял, и установил, наконец, тот уровень плотности времени, от которого можно хотя бы в общих чертах отсчитывать ее увеличение и уменьшение.

Ибо присутствие крупнопериодического сезонного хода изменения плотности времени — от весны к осени — является тем первым в самом общем случае закономерно меняющимся фоном, на котором происходят все дальнейшие изменения плотности времени.

Значит, в день равноденствия наступает такой момент, когда эти противоположно идущие процессы поглощения (весной) и выделения (осенью) плотности времени должны быть уравновешены. Этот день и является днем репера, то есть отсчета к увеличению или уменьшению фоновых сезонных значений плотности времени.

Установление дня 21 июня касается также вопроса, который сильно мучил Козырева: в какой степени меняется плотность времени с расстоянием: либо обратно пропорционально квадрату расстояния, либо в прямой степени. Именно 21 июня и надо решать этот вопрос: стабильно и уверенно датчик Насонова показывает уменьшение действия эффекта обратно пропорционально квадрату расстояния.

Второе установление, полученное контактными парами, называется „закорючка“. Еще в опытах с крутильными весами было замечено, (они очень чувствительны), что система, которая должна испытать возбужденное состояние заранее „знает“, что ей предстоит, и она, эта крутильная система начинает свою реакцию на приготовление людей — стрелка крутильных весов вздрагивает и незаметно отклоняется в ту сторону, в которую и направлены ожидаемые сознанием людей ее действия.

Но только на ленте самописца развернулась картина возбужденного состояния тела, подвергаемого испытанию, в свою полную картинную мощь. Итак, стрелка крутильных весов вздрагивает. Затем как бы в задумчивости начинает двигаться в задуманное людьми направление, которые в это время готовят ацетон либо горячую воду, то есть растворение.

Не раз слышал от Козырева об этом „вздрагивании“. Вздрагивает и как бы отклоняется в обратную сторону и только после этого идет в „задуманную“ — то есть в ожидаемую. Когда сильнее, когда слабее — всегда вздрагивает, отклоняется в обратную сторону, потом меняет направление и идет в ожидаемую сторону. Весь этот рассказ больше во впечатлении Козырева, чем в реальной картине.

Только на ленте самописца контактных пар событие „вздрагивания“ развернулось в свою полную законченную красоту. Называется „закорючка“. К системе подносится ацетон, (вата, смоченная испаряющимся ацетоном).На ленте самописца картина „вздрагивания“ почти в точности повторяет фигуру дверного крючка, поставленного вертикально.

Сначала идет прямая линия разной длины, обычно очень небольшого размера, величина её вертикального отрезка зависит от ряда конкретных условий опыта и соответствует времени накопления эффекта (столбик крючка); затем идет вздрагивание — на несколько делений (до 10-15% от величины общего эффекта) — стрелка отклоняется в противоположную (от ожидаемой) сторону, затем поворачивает и идет в ожидаемом направлении — всегда со ступенями нарастания действия испаряемого ацетона.

В дальнейшем система медленно возвращается из возбужденного состояния в исходное (10-15-20 минут). Итак, система „вздрагивает“ при переходе в возбужденное состояние, и как бы мечется в обратную сторону, перед тем как идти в необходимую. Сделаю широкий, но закономерный шаг, — явления, вещи вздрагивают при переходе в возбужденное состояние. В точности как лошадь при ударе хлыста.

Первое длинное отступление

Все рассказанное, в первую очередь конечно о вздрагивании, поэт может предвидеть — ибо он это видит: знает; конечно, вне крупных фрагментов, они выявляются, проявляются как бы иным знанием — проступают, как на стеклянной пластинке фотографического негатива уже отснятого видением.

Все это так. Но впервые произошло событие вхождения человека нового, цивилизованного знания — науки — в подвал древнего общего знания, — в область существования самого человека. Причинная механика — первая механика нашего существования, до которой есть дело поэту.

Новый человек в древней области рассказывает новое — уплотняет событиями проступающую картину уже отснятой фотографической пластинки. Вздрагивание (закорючка) и есть такая „находка“. Древняя область знания человека всегда ощущала присутствие в мире некоей среды, всеприсущей и всепроникающей; ощущала, но называла по-разному одно и то же.

Человек только думает, что он один — ушедший вперед. Новая волна нового ощущения нового человека всегда существует как соприкосновение, со ощущение, содействие — на то и волна, то есть слитность существования бывшего и будущего. Козырев один; и, конечно, не один. Было и есть много со ощущающих. Рассказ о некоем человеке, ощущение которого сейчас нам необходимо. Не имеет большого значения, понимает ли он сам в необходимой мере — что ощущают его руки.

 Лозоходство — древняя область. В старину ходили люди с ивовым прутиком и искали воду. Сегодня специально отобранные люди ходят со специальными (очень простыми) рамками и ищут утечку воды на атомных электростанциях. Их рамки (в их руках) ощущают тысячные доли процента более чем тридцать металлов при таких утечках. Можно посмотреть тезисы докладов самых обычных конференций.

Итак, рамки лозоходцев (самая простая рамка напоминает двадцатисантиметровую кочергу из тонкой проволоки, короткий конец которой вставляется в запаянную с одного конца стеклянную трубочку, чтоб лучше вертелось) — рамки лозоходцев показывают присутствие разного рода аномалий (их много, не о них сейчас речь) только в руках лозоходца: другими словами, в одних руках эффект силен и определенен, в других слаб или попросту отсутствует.

Налицо некое наложение одного (нечто вроде поля у человека) на другое, (нечто вроде поля или среды в природе), где при наличии той или иной аномалии в среде природы, эта пространственная аномалия среди природы выявляется специфическим эффектом поведения рамки, — поворотом, вращением. Многие лозоходцы отмечают реакцию рамки задолго до появления аномалии.

Одновременно с этим существуют и разные масштабы реакции оператора на аномалию — от сантиметров и десятки сантиметров до километров. Существуют операторы (смотри тезисы конференций), которые садятся в машину, выставляют руку с рамкой в окно машины и ищут аномалии (линзы подземной воды) — вразмахе до десятков километров — в полупустынных степях.

Сейчас нас интересуют совсем другие руки и другие масштабы. Берется любой предмет и ставится на стол стакан. Рамка тоненькая и крохотная (3×5 сантиметров) вставляется в крохотную запаянную снизу стеклянную трубочку. Внизу к трубочке крепится карандаш.

На столе под стаканом чистый лист бумаги. Рука берет карандаш, ставит его вертикально и подносит к стакану. Рамка вздрагивает и вытягивает свой тонкий хвостик: хвостик напрягается и дрожит, держит некое направление. Рука идет вслед этому направлению. Рамка начинает поворачивать, рука поворачивается вслед рамке — карандаш рисует линию движения руки с рамкой.

В результате вокруг предмета на листе бумаги нарисованы две до четырех-пяти концентрических линии, вставленных друг в друга и последовательно описывающих как бы силовые линии вокруг нашего предмета.Но вот этой руке не нужна рамка. Она берет карандаш и начинает сама неуловимо красиво двигаться — нащупывать эту линию (поверхность) некоего перепада градиента среды вокруг предмета и начинает двигаться вдоль нее, рисуя линии.

Очень хорошая пантомима: — это настоящая, подлинная пантомима, — рука скользит вдоль некоей поверхности, ощущая ее. Общая картина на листе белой бумаги несколько напоминает очертания островов на древних морских картах, где рука старинных картографов окружает очертания островной суши замкнутыми линиями, повторяющими изгибы его берегов.

С тем отличием, что на листе белой бумаги картина более неправильная (по отношению к очертаниям предмета) — в нем много скрытых дефектов вплоть до огрехов при обжиге (или при закалке — рисовалась, в том числе, именно такая сравнительная картина закаленной и не закаленной двух оптических линз на грифельной доске); эти огрехи и внутренние неправильности (их можно рассматривать как аномалии) и отражаются в том числе на поведении этих невидимых поверхностей.

Очень хорошая пантомима — подлинная. И мне, чтобы убедиться в том, что это хорошая пантомима, мне не нужен „контроль“. Кой-кому нужен. Входит другой оператор и на новом чистом листе бумаги рисует (с рамкой) сходную картину. Можно привести третьего оператора — результат совпадает при естественных отклонениях сходного.

Демонстрация возможностей природы сильно осложняется. На столе нет предмета. Дальнейшее различие не столь существенно, а, главное, трудно контролируемое: проще остального это различие не столь существенно: я мысленно представляю этот предмет на столе (первый вариант); предмет только что убран со стола (второй вариант).

Рука человека рисует картину иллюзии присутствия этого предмета на столе: гомологично-аналогичную первой. Когда предмет действительно был на столе. Слово „иллюзия“ сегодня уже неточно. Пространство реально „помнит“ реальное присутствие предмета. Наша воображательная способность также реально — в столь же степени реальности, как реально помнит само пространство — воплощает облик предмета: его фантом.

Фантомность — точное слово того явления, о котором идет речь. Нам здесь не нужны многочисленные опыты, их сотни, — эти опыты можно назвать демонстрациями, демонстрирующие разнообразие фигур проявления того явления, о котором идет речь. Например, картина головы человека, которому сейчас на тренажере предстоит серьезное испытание — неизвестность с заведомой аварией на тренажере.

Один человек неуверен, боится. Около височных долей у него вырастают очень длинные, напоминающие ослиные уши, выросты; сверху, над головой, коротенькие, что-то вроде ленточек, устремленных вверх, также подобные выросты, чем-то напоминающие неширокую корону.

Второй человек не только неуверен, боится, наоборот, он стремится навстречу, (то, что называется страхом остается, он его преодолевает). У височных долей такого человека ослиные уши почти исчезают, зато над головой его вместо неширокой неровной короны разгорается пламя, языки его тянутся от головы вверх.

Вернемся к предметам. Картина линий, показывающих присутствие фантома, гомологична — аналогична картине, показывающей сам предмет. Снова руки нескольких операторов ее рисуют: картины получаются гомологично-аналогичными первой, нарисованной рукой рождения (то есть без рамки), а не обучения.

Рождение подлинности; как певица, она может взять верхнее ля, рядом стоящий человек совершенно бесполезен — не может.Итак, существует среда. Эта среда тонкая и нежная всеприсуща и всепроникающа; и, помолившись, ее можно потрогать руками.

 Художники всегда знали о предмете; не дай бог, два предмета, поставленных рядом; — натюрморт, „одна из самых острых бесед художника с природой“. И тогда Козырев вводит предмет в возбужденное состояние: предмет вздрагивает. В точности как лошадь при ударе хлыста. Душа ее всегда метнется как бы в обратную сторону от удара хлыста.

А если вы достаточно впечатлительны, то лежа в ванне и выставив ногу из вашего неплохого разнеженного состояния и, подставив ногу по ошибке под кран то ли холодной, то ли горячей воды, всегда отличите первый момент вздрагивания вашего нечто — и оно еще не знает, смеяться ему или плакать — не различает, но ваше нечто одинаково вздрагивает и теперь мы знаем, толкается в обратную сторону, а если сильно, называется шок. Явления, вещи вздрагивают, когда их вводят в возбужденное состояние. И как бы мечутся в обратную сторону. Если очень резко, называется шок.

Таким образом, работа с датчиками эффекта Козырева, основанных на свойствах самого вещества этих датчиков — система с фотоэлементами, мостик Уинстона, термометр Бекмана, контактные пары, позволили наблюдать влияние необратимых процессов, протекающих в одной изолированной системе на изменение состояния вещества в другой изолированной системе: по изменению электропроводности, плотности, выхода электронов при фотоэффекте, изменению упругости, вязкости и т. д.

При этом отмечается, что процессы, увеличивающие плотность времени в их окрестностях, вызывают усиление упорядоченности вещества и наоборот. Считая энтропию мерой упорядоченности вещества, Козырев пришел к естественному выводу, что время переносит (уносит и вносит) организацию, упорядоченность. Именно таким образом — подобным образом — время препятствует наступлению равновесных состояний.

Две скорости

Посмотрим на получившуюся картину всех опытных данных Козырева с одного взгляда — скорости протекания процесса. У Козырева получилось две таких скорости. Одна скорость Сг: скорость превращения причины в следствие; эту скорость Козырев рассматривает как некую постоянную конечную векторную величину поворота времени.

Вторая скорость — скорость распространения градиента плотности времени; эта скорость очевидно, также имеет какую-то конечную величину, отличную от величины абсолютной постоянной Сг. Два этих вывода, по-видимому, находятся в противоречии.

Скорость С2 есть некая скорость течения грандиозной реки — потока, который, не меняя этой скорости, подхватывает все, что ни есть на его пути — весь мир, и именно поэтому скорость перехода элементарного причинно-следственного отношения едина, как един сам поток: он втекает в причину и осуществляет перенос действия к следствию.

Теперь, после опытов с плотностью времени, можно сказать, что причина впитывает, поглощает время, следствие его излучает. Поток не иссякает, осуществляя взаимодействие всех процессов мира, ибо они, конкретные процессы, и берут, и отдают. Козырев ощутил всепроникающую среду, тонкую и нежную, в ее грандиозном причинном движении от прошлого к будущему и, конечно, еще и поэтому эффект опытов Козырева, это движущееся Время и ничто иное.

Неизменность хронологической секунды, привязанной ко вращению, есть геометрическое отражение абсолютной скорости хода времени — направленности его течения, несущего, в свою очередь, момент этого вращения, хотя, конечно, конкретность планетных вращений подвержена колебаниям; ведь любые неправильности, нарушения, любые естественные дислокации, как в кристалле — это неизбежная, и, может быть, самая красивая черта жизни. Год докембрия не равен нынешнему — по длительности.

Может ли река, пусть даже водопад, мгновенно перенестись в ту точку, куда направлено его движение? Никогда. Обычная река течет, преодолевая свою собственную материальность через пространство: она не в состоянии перенестись от истока к устью мгновенно — из-за своей материальности.

В точности так поток Времени — на глубоком иерархическом уровне существования Бытия. Преодолением глубокой материальности мира на своем иерархическом уровне и занято течение времени — обусловлено течение времени. Мы в узле вопросов, ощущений и восприятий, — ответов. Если ты в сети противоречий, говорит Толстой, то надо не дергать за узлы, так еще больше запутаешься, а осторожно распутывать.

Итак, любая длительность, сущность любой длительности питается непреодолимым ходом материального нечто — средой Времени, течением его Тела. Как река, и как поток.  Итак, существуют две иерархических ступени, если хотите, как бы модификации среды — вещный мир зрения и мир видения; мир механических систем, грубого вещества, и мир Времени, мир „тонкого и нежного“.

Вне пониманий этого различия, вне пониманий модификаций среды, и, одновременно, как бы модификаций стиля поведения тонкого и нежного невозможно подойти к тому противоречию в скоростях распространения времени о котором идет здесь речь, ибо, в скором времени такого рода модификаций будет не две, а больше.

Течение реальной реки занято преодолением своей реальной, грубой материальности.Течение невидимой зрением реки, перемещение её текучего тела существует только как преодоление её глубокой материальности, на глубоком иерархическом уровне.

Отсюда иерархичность уровней восприятий и возникающих отсюда понятий, почти единственная сугубо неотразимая нить, когда речь идет о теории Времени Козырева. Ибо помимо ощущаемого мира зрения есть ощущаемый мир видения, то есть снова ощущения, но на ином уровне.

В вещном мире зрения существуют механические системы, в этом мире есть вещество, из которых они состоят, в этом мире существует грубая вещная материальность, по отношению к которой материальность мира видения, конечно, лишь аналогична-гомологична ей, оставаясь, тем не менее, подлинной материальной реальностью, данной нам в ощущение.

Мир ощущений видения от Мира ощущений Зрения отделены разрывом, оставаясь одним и тем же Миром, в точности так, как Поэт, питаемый невидимой рекой — одной и той же, вдруг меняется и уходит из вещного мира — из мира ненависти в мир прощения, оставаясь тем не менее одним и тем же человеком.

Невозможно объяснить слепому, какого цвета молоко. Итак, новое обсуждение понятий „излучение и поглощение плотности времени“, привело нас к понятию о градиенте распространения плотности времени, где этот градиент следует рассматривать как следствие взаимодействия вещества и времени.

В грубо вещном мире скорость преодоления временем, как некоей тонкой материальной всепроникающей средой вещной, грубой материальности вещества — преодоление зримого мира грубо требует времени — скорость этого вещного преодоления становится иной — на ступень иной, медленней; она становится с очевидностью конечной.

Говоря иначе, „запоминание“ веществом систем Козырева воздействия плотности времени, в одинаковой степени „заторможенность“ начала реакции говорит с несомненностью о том, что происходит материальное взаимодействие плотности времени и вещества. Конечно, все последующие эффекты такого изменения — сопротивления, электропроводности, вязкости говорят о том же — на языке цифр.

Может показаться, что распространение градиента плотности времени в воздухе может подчиняться иным законам, чем в веществе, и стремится к скорости Сг. Возможно, так оно и есть; ибо, конечно, помимо воздуха градиенту плотности надо преодолеть также вполне реальные силовые поля электромагнитное и планетной природы — именно ту вещную материальность по эту сторону разрыва, о которой идет речь, ибо, конечно и скорость Сг также есть некий градиент. 

Записка о гироскопе Козырева

Необратимый процесс. Сейчас, на этих страничках, нет смысла доискиваться, кто, когда и какой смысл вкладывал в понятие „процесс“, выводя из него смысл „необратимый“. Также думаю, что и Козыреву и после Козырева трудно дать определение необратимого процесса.

Поэтому вместо определений приведу примеры необратимых процессов (по Козыреву):

  • простой пример частного случая необратимого процесса: процесс испарения ацетона, процесс растворения сахара;
  • простой пример необратимого процесса, приближающегося к общему случаю: процесс жизни зеленого листа; рождение-увядание.

Итак, если мы разместим явления „необратимого процесса“ по некоему ряду, то получим: на одном конце разместятся процессы, характеризующиеся точками фазового превращения того вещества, с которым и происходит этот процесс; — в пределах физической и химической форм существования материи.

На другом конце ряда разместятся процессы, в ходе которых точки превращения вещества могут быть обозначены словами „рождение“ и „смерть“ — то есть на этом конце ряда разместятся явления собственно биологические. И вот здесь, при отказе дать определение содержания необратимого процесса полезно, хотя бы один раз, поставить слово „необратимый“ в кавычки.

Второе замечание по поводу понятия „необратимый процесс“ заключается в обязательном существовании некоей длительности во времени: — временной длительности, которая закреплена словом „процесс“. Первое слово — „необратимый“. Второе слово — „процесс“.

Посылка, исходная мысль Козырева при взгляде на необратимый процесс такова (сейчас не имеет значения истинный порядок следования его мыслей — подлинная история его мыслей дело будущего); — посылка Козырева такова: на ход, на формирование результата необратимого процесса пошло время. Это время должно выделиться при необратимом исчезновении этого результата.

(Как мы сейчас понимаем, Строганов тогда формулировал грубо — это не так; или, вернее, не совсем так; но такого рода подход являет удобный способ образного мышления; и с этой точки зрения он верен; А.С). Итак, время есть физическое понятие, оно обладает физическими свойствами.

Прямым логическим следствием такой посылки было расщепление Козыревым самого понятия „время“. Любой необратимый процесс, поглощающий и выделяющий „время“, совершается в пределах масштабной временной линейки как бы большего размера — будь то секунда, год, век, тысячелетие.

Отсюда Козырев пришел к разделению, расщеплению понятия „время“ на два понятия, отвечающих двум явлениям: хронологической секунде, хронологическому времени обычного текущего времени — обычная хронологическая линейка — Наполеон умер 23 апреля 1821г. —  и „плотность времени“ (ход времени), которые и являются „живой“ составляющей времени; именно плотность времени составляет содержание „времени“, именно плотность времени поглощается и выделяется в ходе необратимого процесса.

(Следует сделать последнее замечание из нынешнего дня. Строганов пропустил различие хронологической секунды от хода времени — непростительная ошибка. Но Строганов вздрогнул, когда услышал отличие хронологической секунды от её наполненности — по физическим свойствам; скажем прямо — с этого момента, когда он это услышал, для него не было колебаний; у Строганова отделилась хронологическая секунда от её живой наполненности, куда попал, вместе с плотностью времени, и ход времени; А.С).

Хронологическая секунда — то время, что считывается на циферблате городских часов. Плотность времени — та его „наполненность“, которая так хорошо известна всем, начиная от исторического деятеля, кончая влюбленным. Можно наоборот, начиная с влюбленного и кончая историческим деятелем.

„Промедление смерти подобно“.

„Сейчас или никогда“.

„Я помню час, он целой жизни равен“.

Разные хронологические секунды отличаются друг от друга разной плотностью времени. Осталось соединить одно с другим. Что с чем? Силу тяготения и время. Каким образом? Через волчок.

Козырев поднес необратимый процесс к крутящемуся волчку, уравновешенному на коромысле, и получил отклонение весов. Далее следует длинный список проведенных опытов. Очень длинный. Весной и осенью: по одному разделению. На южных широтах, на северных широтах — по второму разделению (до 84° с.ш. кажется, что составляет законную гордость Козырева).

По третьему разделению было бы: на Земле и в Космосе. По четвертому разделению: по разделению самих процессов — от процесса испарения ацетона до процесса увядания зеленого листа. До человека, его разных состояний.Вернемся к волчку.Скажу неокрашенным словом.

Необратимый процесс выделяет нечто, что имеет связь с силой тяготения — влияет на ее изменение. Для меня, впереди первого, означает: имеем дело с явлением первого ранга. Моська не может спихнуть слона.Подвинуть слона сможет только слон.Каковы явления первого ранга — в ранге силы тяготения?

Понятия первого всесуществуюшего ранга — это сила тяготения, пространство, время, энергия, масса. Они располагаются на своих иерархических уровнях.Общее располагается только в самом высоком ранге — „материя“. Все названо.Нам остается думать.Необратимый процесс Козырева выделяет нечто, что сопрягается с силой тяготения Земли.

„Сопрягается“ в том смысле, что взаимодействует с силой тяготения, ослабляя её или усиливая. В своем внешнем выражении вращающегося тела реальная сила тяготения реально сопрягается с тем, нечто, что выделяет необратимый процесс Козырева.

Ответ: „Нечто“, выделяемое необратимым процессом Козырева, может быть только такая сила, которая по понятийному рангу сил будет находиться в том же, высшем ранге сил Вселенной.

Муха не может управлять быком, усевшись на его рог. Бык, с мухой на лбу, не испортит борозды.Растаявший во рту кусок сахара не может иметь отношения к вращению Земли. Отныне имеет, — осознанием.Ибо он выделяет „нечто“. И это „нечто“ вмешивается в вес вращающегося гироскопа: — сплетается с силами первого ранга.

Все названо и разведено.Осталось назвать „нечто“, выделяемое необратимым процессом.Процесс — это время.Не существует процесса вне времени. Бытует выражение: „время, необходимое на совершение процесса; время, потраченное на совершение процесса“. Но после этой посылки нельзя ставить слово „следовательно“.

Ибо само сцепление, связь „причина-следствие“, как во всяком деле первого ранга, уведено в душу человека.Козырев сказал: необратимый процесс в точке своего „фазового“ превращения выделяет (или поглощает) время.В сущности, это логично.Больше — просто.Вопрос в том, каким плечам подстать такая простота.

Хорошо, отвечают мне. Уговорили. Пусть будет так. Но почему время? Почему время, а ни что иное этого же масштаба? Этой же меры, отвечу я. Отвечаю: „время“ потому, что так сказал Козырев. 

Комментарий (если он нужен): во всяком серьезном деле источник дела уводит в душу человека. В точности так как постоянная Планка „только лишь“ угадана Планком; источник связи Внешний мир — Планк находится в душе Планка. „Время“ потому что так сказал Козырев. Осталось добавить: в дальнейшем большинство опытов с необратимым процессом Козырев проводил с крутильными (асимметричными) весами, что было проще и в обиходе, и в полевых условиях.

Но, спустя время, вы поймете, иного быть не может. Все было бы ничего — терпимо. Хотя и резко.До того момента, как затронуто живое. Козырев ввел коромысло в святая святых.Коромысло и жизнь. Когда-то, давно, стоял я в Архангельском соборе; а рядом, напротив, где ныне иконы Рублева и иконостас Рублева подвергаются ныне столь разной оценке; кто и какую, и где, и когда. И каков размер?

Все так и должно быть; — напротив Архангельского стоит Благовещенский собор с Рублевским иконостасом.Стоял, давно, в Архангельском соборе, был я как мальчик, — а что мальчик в Архангельском соборе? Но по сегодняшний день помню себя, и своды, и росписи, и фреску Страшного суда.Там, высоко, под сводами была нарисована рука; рука держала коромысло весов; рука держала коромысло весов, а весы взвешивали грехи людей; нас грешников.

Коромысло Козырева

Теперь надо сказать: среди всех разниц существует разница в скоростях продвижения, точнее в различии скоростного погружения собственного разнородного — у одного и у другого. А что важнее, и что связано с первым, существует различие в четкости отсчета каждого поворота углубления.

Отсчет. Прошел. Новый отсчет, прошел, погружаешься не возвращаешься же — движешься. С другой стороны, не так. Не знаю, как, но не так. Но вывод ясен: различие скоростного погружения собственного разнородного. У одного и у другого. Одна часть так, другая так, третья совсем отстала — различна скорость и глубина погружения собственного.

Не знаю, как, но чуешь, — горишь на слишком большой четкости регистрации поворотов углубления, уровней углубления — при падении в ту шахту: считаешь, как счетчиком глубиномера, — над бездной.

Подаешь другому — не считывает.

На этом и горишь — остаешься в одиночестве.

Так это где, когда, с кем.

Вопрос Аркадия Петровича Сопикова.

При тяжелой работе сколько состояний проходите?

Потов? Четыре. Четыре и, кажется, есть пятый.

Четыре. И я четыре.

Но здесь было много другого.

Другого и о другом.

Вернусь на дорогу.

Сегодня плотность времени и энергия эквивалентны.

Утверждение — это очень неряшливо.

В точности так, как нельзя в нынешний век мыслить феодальными понятиями. Не в том смысле, что они устарели; кто устарел — Салтычиха? Жадность? полноте; а в том смысле, что средневековые понятия не соответствуют углубившимся связям, не дотягиваются туда, где жизнь бьется сейчас — и в этом смысле „устарели“.

Таким устарелым понятием по отношению — туда, где Время, является понятие „энергия“ прежней жизни. Ибо в науке произошла „катастрофа“, отделяющая Новую глубину от прежде бывшего. Понятие „энергия“ сюда не дотягивается.

В чем дело? Эксперимент Козырева требует новой теории. Среди прочего новое содержание „времени“ не соответствует старому понятию „энергия“, как космический корабль не может соответствовать сохе, хотя по-прежнему соответствует Салтычихе.

„Туда“ идут связи куда большей сложности, чем даже мы — привыкли.Там топливо — не энергия, а нечто иное, в ранге Времени. Новый эксперимент должен быть направлен сюда, в этот узел: Плотность времени; Энергия нового уровня; Сила тяготения; Пространство; Жизнь.

Проблема приобретает головоломную сгущенность напряженности: перекрытие понятий. Первая мысль — отказ от слов.Новая теория ставит новый (будущий) эксперимент. Этот новый эксперимент касается прежде всего самого понятия „энергия“.Ибо теперь, по Козыреву, время входит в понятие „энергия“; время излучается и поглощается.

Что было, прежде, после установления эквивалентности массы и энергии? Нечто, без слов.А теперь, по Козыреву? Установление (пока в понятийном смысле) эквивалентной триады „время — масса — энергия“ требует новой теории и нового эксперимента.Неизбежное новое заключается в том, что понятие „энергия“ отныне уже не в состоянии охватить одновременно и понятие „время“ и понятие „масса“ — оно неизбежно имеет внутреннюю структуру — должно расщепиться.

„Время“ — последний (по Козыреву) или предпоследний иерархический уровень сущего; и это оно, время, заставляет расщеплять — расщепляться понятие по рангу „энергия“ для того, чтобы обеспечить эквивалентность; эквивалентность энергии на каждом иерархическом понятийном уровне, по отношению к массе (на прежнем уровне), по отношению ко Времени (на новом уровне).

Ведь у Ньютона поставлено слово „сила“.Отсюда последовательность понятийных уровней такова:Сила — энергия (масса) — время (нечто). Поэтому и хочу сказать: понятие „энергия“ расщепляется; на новом уровне существует иное явление поэтому же ряду, а у нас для этого явления уже нет слов.Не в том смысле, что мы не знаем — все мы не знаем — каково это явление.

Нет. Мы почти в буквальном смысле не можем „втиснуться“ со словами туда, где уже сами слова не дотягиваются.„Нечто“ — без слов. Говоря об эквивалентности связей „время-жизнь“, Козырев имеет в виду прежде всего плотность времени — ход времени. Несколько отвлекаясь ,хочу напомнить: мы часто говорим в обиходе — „жизнь составляет содержание времени“ (имея в виду содержание хронологического времени).

Хотите в историческом смысле. Хотите про человека.Об этом хорошо знают поэты.Всегда делят Время на мертвое и живое И уж любой из нас знает, любовь прежде остального связана с плотностью времени. Хотите в историческом смысле. Хотите про человека. Так „плотность“ времени и жизнь всегда были (стихийно, бессознательно) взаимосвязанными в нашем представлении.

Эквивалентными в обиходе жизни. Только „плотность“, напряжение жизни, только жизнь и составляет содержание времени. Я не решусь сейчас на большее.Я сильно отвлекся. Но в том-то и дело, что в голове Н.А. его предстоящий неизбежный новый эксперимент — о времени в жизни (а мы должны себе отдавать отчет, как бы то ни было Время наиболее тесно связано с Жизнью, наряду с Пространством) — верну мысли прежнее течение, — что новый эксперимент Козырева не может лежать в русле старых представлений о массе и энергии.

А именно это и имеет место в голове Н.А. На той глубине, на которой существует эксперимент Козырева (его простота лишь безмерно углубляет его роль) обязаны существовать, среди прочего, новые представления о структуре энергии. В рамках безусловной верности закона сохранения.

Но закон сохранения теперь объединяет еще более сложную структуру связей, за которой лежит новая простота. Козырев вышел в последнее или предпоследнее пространство Сущего.Там широкие крылья.Люди давно тянутся, давно ощущают нечто в природе, оно есть, но оно за семью замками.Много замков отомкнул Козырев.

Наука неизбежно отстает — обязана отставать от интуитивных представлений людей. У нее свой ход. Вопрос. —  Вопрос этот существовал всегда: нынешние времена его лишь нагружают большим весом.

Вопрос. -  »Свой ход" науки, он что, отделён — или есть подлинно один ход — человека? И вот он, человек, как кочергой придвигает пылающие угли углубляющегося огня.Люди давно ощущают нечто в природе. Много замков отомкнул Козырев.У времени есть свой «эквивалент» энергии в реально сущем.

Я ставлю слова Фаворский свет". Итак, движение понятий таково: Сила. Энергия. Фаворский свет. Триада великой Троицы, что нимбом света окружает человека.

Когда есть взгляд, — со смешанным чувством жалости и помощи смотришь, как взрослые люди тыкаются в темноте, в поисках света, он едва брезжит. У Мира есть плоть. Плоть есть Время. У плоти есть Свет. «Кассификация энергий несколько произвольна и, может быть, больше зависит от условий, среди которых приходится жить людям, чем от внутренней природы вещей».

Заключение

Остается сказать, что Козырев, говоря о творческой силе Времени, оживляющей и поддерживающей вечную молодость вселенной, хорошо понимал, с одной стороны, ранговость, с другой стороны — условность видов энергии, устанавливая для Времени высший ранг вне условий.

vr_2

Источник: А. Н. Строгонов «Время есть тело»

Хочешь получать статьи этого блога на почту?

Новые статьи блога

Комментариев нет

Комментарии запрещены