12:09
Автор: Рубрика: Законы мироздания Комментариев нет

Законы жизни. Ч.2

Явления жизни

Бог и душа суть — не постулаты нравственного закона, а прямые образующие силы нравственной действительности

phenomena in life Афоризмы.Все Великие тайны Космоса раскрываются только совершенствованием души, а не захватом их силой. 

Любая попытка убежать от себя заканчивается встречей на том же месте (Венедикт Немов).

Иное так берёт за душу, что всё из неё вытрясывает (Леонид С. Сухоруков).

К чему душа лежит, к тому и руки приложатся.

Переехав море, люди меняют только климат, но не душу (Гораций).

Стареет и Новй год, но никогда не стареет душа (Константин Кушнер).

Иное молчание — вопль души (Михаил Генин).

Душа определяет то, что происходит с телом. Всё, что происходит в душе, оставляет отпечаток в теле.

Метаморфоза

В биологии теоретизирование должно было бы считаться по меньшей мере с тремя следующими обстоятельствами.

Во-первых, предметом теоретического исследования служит готовое знание, заключенное в письменных текстах. Заключенное в текстах знание явно неоднородно: физико-химическая биология, которая успешно пользуется языком чисел, и натуралистская биология, которая ограничивается главным образом языком слов.

Если сравнивать языки с красками, то картина жизни, бытующая в общественном сознании, написана двумя красками (чёрным и белым). Поэтому анализ состоит прежде всего в сравнительной оценке изобразительных и выразительных возможностей языков-красок (радуги).

Второе обстоятельство состоит в том, что натуралистская, по преимуществу словесная картина жизни, имеет презумпцию объективности и содержательности. Действительно, для натуралистов живая природа — самоценность. Отношение натуралистов к живой природе не опосредовано практическим интересом. В свободном от преходящих обстоятельств виде оно осуществляется в заповедниках: сохраняется живая природа и — слава богу.

Фаунисты, флористы, систематики, экологи и другие натуралисты изучают жизнь как воспевают живую природу так называемые дети природы, нецивилизованные народы — живо и непосредственно: гора вижу — гора пою, река вижу — река пою. Как живописцы пользуются красками, так натуралисты пользуются словами и числами, отдавая предпочтение словам даже в условиях тотальной математизации естествознания.

Вследствие презумпции, объектом теории может оставаться знание о жизни, точнее, о ее земной версии, накопленное поколениями натуралистов. Теоретизирование, игнорирующее натуралистское знание, ущербно.

Оно само отказывается от биологической содержательности. Игнорирование натуралистской биологии в обсуждении таких принципиальных проблем, как «сущность жизни» стало прочной традицией. Она господствует и в области знания, называемой «теория биологии». Получается, будто за свою долгую историю натуралистская биология ничего не сделала для изучения жизни.

Презумпция содержательности и объективности означает, что в натуралистской картине жизни каким-то образом уже скрывается, означена, и притом главным образом словами, так называемая сущность жизни. Остается выявить ее. Представляется целесообразным сопоставление возможностей двух основных знаковых систем — языка чисел и языка слов.

Наконец, существует еще одно обстоятельство, ориентирующее теоретизирование на семиотику.  Это — восходящее из Средневековья понимание природы как Книги природы. Простейшими знаками могли бы служить организмы, их плоть. Жизнью могло бы считаться значение организмов-знаков.

В таком случае, вид — это своеобразный текст, в котором организмы-знаки, соотносясь как слова в тексте, приобретают смысловое значение, жизнь. Таким образом, жизнь могла бы считаться знаковым явлением и тогда стал бы правомерным следующий вопрос: адекватно ли значению природных организмов-знаков, т.е. жизни, устроено знание о жизни, переозначенное словами и числами.

Теоретизирование в биологии — это прежде всего понимание того, каким образом в натуралистской картине жизни, в конкретном знании, переозначена знаковая сущность жизни. Знание (информированность) и понимание — не одно и то же: можно много знать и ничего не понимать.

В свою очередь, понимание,  не сверяемое с конкретным знанием,  вырождается  в бесплодное  фантазёрство.  Знание  накапливается  в  памяти как результат повседневного кропотливого труда, объём знаний можно оценить  в  битах  на языке чисел.  Это — экстенсивная сторона науки. 

Понимание  даётся  сообразительностью,  опирается   на воображение и переживается как мгновенное озарение;  понимание — это интенсивная сторона науки. Количественная оценка глубины понимания проблематична.

Знание и понимание — две нераздельные стороны творчества, и трудно вообразить человека, который ограничивается одними наблюдениями, не пытаясь понять биологический смысл наблюдаемого. Тем не менее, представляется бесспорным, что в современной биологии накопление знаний обгоняет их понимание, осмысление.

Теоретизируя, надо обратиться не только к математике с её богатейшим миром пространственных образов, но и к тому пласту культуры, который можно назвать гуманитарным — философия, лингвистика, семиотика, социология...

Словом, требуется то, что неточно и порой с раздражением называют «философствованием» — неточно потому, что философия не сводится к одному лишь пониманию конкретного научного знания; с раздражением потому, что теоретизирование действительно не добавляет конкретного знания и ничего не меняет в нём.

К «философствованию» вынуждает глубокий герменевтический подтекст проблемы, то обстоятельство, что слово «жизнь» обозначает не только существование животных и растений, но также и человеческой личности, воплощенной в биологический организм.

Больше того, хронологически, в истории общества, понятие жизни, а следовательно, и смерти человеческой личности, скорее всего, старше тех представлений о жизни биологического организма, которые сложились в биологической науке и прежде всего в физиологии. Не об этом ли свидетельствует существование погребального обряда уже в раннем палеолите.

Герменевтика — это деятельность человека или коллектива при понимании или интерпретации текста или того, что может трактоваться как текст.

Название этого раздела философии происходит от имени олимпийского бога Гермеса: «hermeneia» – «толкование», “hermeneutikos” означает разъясняющий, истолковывающий. Гермес вошел в мифологию как изобретатель языка и письменности, а также вестник богов; он выполнял посредническую функцию между богами и людьми, между живыми и мертвыми, воплощая собой звено опосредовано.

Гермес был и богом торговли: торговля велась между разными народами, и торговец, чтобы понимать другого человека, должен был уметь разговаривать на его языке. Поэтому Гермес всегда был и богом переводчиков, богом толкователей (“толмачей”), тех, кто переводит текст с одного языка на другой и дает возможность одному человеку понять другого.Понятие герменевтики как искусства истолкования, интерпретации, понимания текстов имеет давнюю историю и восходит своими корнями к античности.

В христианские Средние века, под герменевтикой понималось умение толковать тексты Священного Писания. Тогда складывались традиции, которые способствовали разъяснению и истолкованию текстов, и лежали в основе перевода текстов с языка одной эпохи на язык другой эпохи. Другое название – ЭКЗЕГЕТИКА (от греч. exegetikos – разъясняющий).

Фридрих Шлейермахер, (1768–1834) выделял в текстах предметно-содержательный и индивидуально-личностный аспекты. Содержание текста, т. е. то, что описывалось, было противопоставлено выражению текста, т. е. тому, как описывалось событие, особенностям стиля изложения, проставлению акцентов в тексте и т. д.

Главное, в герменевтике, как считал Шлейермахер, понять не предметное содержание, выраженное в мысли, а самих мыслящих индивидов, создавших тот или иной текст. Кто есть автор и зачем он всё это говорит. Последний аспект получил названия выразительного и долгие годы был собственным предметом понимания и толкования.

Герменевтику Фридрих Шлейермахер рассматривал как учение об искусстве, или технику понимания, исследующую условия, при которых возможно взаимное постижение людьми друг друга в их жизненных проявлениях.

Поскольку всякий текст в одно и то же время и является индивидуальным проявлением автора, и принадлежит к общей сфере языка, его толкование идет прежде всего по двум путям.Объективный (грамматический) метод понимает текст исходя из языка как целого, субъективный – из индивидуальности автора, привносимой им в процесс творчества.

Затем следует второе подразделение – на компаративный метод (сравнительно-исторический метод), выводящий смысл из сравнения высказываний в их языковом и историческом контекстах, и дивинационный (угадывающий) (метод герменевтики, предполагающий взамен рационального познания проявление творческой интуиции, вживание в психологию другого «Я», понимание текста через «вживание» в душу автора), ухватывающий смысл интуитивно, путем вчувствования.Эти методы должны взаимодействовать, постоянно дополняя друг друга в процессе понимания.

Но собственно философское значение придал этому термину Вильгельм Дильтей (1833–1911) – умение толковать вообще. Дильтей поставил вопрос о концептуальном значении понимания как фундамента гуманитарного знания наук о духе.

Дильтей исходил из того, что науки, основанные на рассудке, – математика, естествознание, психология – не могут познать мир. Эти науки познают лишь образы этого мира, как они являются в сознании. Они познают символы, а не сами вещи. Только сопереживание же позволяет проникнуть в саму вещь.

Поэтому истинная наука о духе может быть построена только на переживании, и именно оно позволит человеку проникнуть в основание бытия. Проникновение в основание бытия означает переживание его. Поэтому познание есть сопереживание, а истинное познание существует тогда, когда возможно достижение повторного переживания.

Повторное переживание есть идеал познания, есть истинное познание, как указывает Дильтей, и в этом процессе познания участвует не только сознание, но и вся духовность человека, вся его жизнь.В рамках философской герменевтики быть означает понимать.С этим связано принципиальное значение процедуры истолкования, интерпретации как способа понимания человека человеком.

Ганс Георг Гадамер ( 1900—2002) утверждал что, «понимание есть в первую очередь взаимопонимание». Понимание становится проблемой тогда, когда нарушается взаимопонимание и возникает рефлексирующий вопрос о том, как другой, которого нужно понять, пришел к своей точке зрения.

Личностная рефлексия в традиционном понимании — это психологический механизм изменения индивидуального сознания. Согласно А. В. Россохину, личностная рефлексия — это «активный субъектный процесс порождения смыслов, основанный на уникальной способности личности к осознанию бессознательного (рефлексия нерефлексивного) — внутренней работе, приводящей к качественным изменениям ценностно-смысловых образований, формированию новых стратегий и способов внутреннего диалога, интеграции личности в новое, более целостное состояние».

Для понимания другого важно исключить предрассудки, предвзятость, быть открытым для принятия иной точки зрения. Поэтому понимание есть не столько поиск истины, сколько раскрытие смысла непонятного текста. Понимание выполняет важную коммуникативную функцию, поскольку расширяет внутренний мир личности. Оно возможно только тогда, когда текст понимается с учетом контекста, задающего смысл, и подтекста, той почвы, на которой вырастает возможность взаимопонимания.

То же и в науке. Научное доказательство не имеет права предполагать то, что оно должно доказать. Однако если истолкование всегда движется в понятом и должно им питаться, то как оно может прийти к научным результатам, не попадая при этом в порочный круг?

С точки зрения герменевтики — это затруднение содержит ошибочное представление о мышлении как о каком-то материальном орудии, которым добывается истина. Как щипцами нельзя взять сами эти щипцы, так, думают, и мышлением нельзя исследовать самое это мышление.

… Скажем, мы читаем литературное произведение, или рассматриваем картину, или слушаем музыку, даже читаем фил. произведение, – как мы можем проникнуть при этом во внутренний мир их авторов – Достоевского, Рембрандта, Баха, Канта?

Оказывается, что во внутренний их мир мы проникнуть не можем (их нет рядом), мы можем только прослушать музыку, увидеть некоторый сюжет, изображенный на полотне, или прочитать связный текст на бумаге. Тем не менее, мы способны понять, что имел в виду человек, его создавший. – Объяснение такой возможности является задачей науки, которая называется герменевтика.

В чем состоит смысл этой проблемы? Знакомясь с любым произведением, мы знакомимся с ним как с набором символов. Когда мы читаем в первый раз произведение, мы просто следим за сюжетом. Дочитав до конца, мы понимаем, что кроме сюжета есть еще и авторская мысль, которая излагается с самого начала.

Мы понимаем, что ничего не поняли, и нас тянет прочитать еще раз. И читая второй раз, мы уже с первых же строк глядим на эту книгу совсем по-другому. Как сказал известный популяризатор философии Мераб Мамардашвили, «первое чтение – это всегда второе чтение».

Когда человек 1-й раз читает серьезную книгу, он ее еще не читает – он лишь проводит подготовительную работу. Но прочитав 2-й раз, мы понимаем книгу уже по-другому, потому что исходим из другого понимания ее первых страниц. И поэтому, бывает, возникает желание прочитать ее в 3-й раз, в 4-й и т. д.

Получается замкнутый круг – круг понимания. Каждый раз, знакомясь заново с любым произведением, мы проникаем непросто в сюжет или в идею книги, а именно во внутренний мир автора, будь то писатель, художник или композитор. Герменевтическая проблема – очень серьезная, поскольку, с одной стороны, мы сталкиваемся с проблемой круга, а с другой – пытаемся проникнуть не только за ряд понятий и символов, но во внутренний мир писателя или художника, что есть вроде бы дело невозможное…

Гадамер, дал мощный импульс развитию герменевтики в XX в. Понимание для него – не только научный метод, но и способ бытия самого человека, открывающий ему мир. Процесс понимания идет по герменевтическому кругу, в котором частное должно объясняться исходя из целого, а целое – исходя из частного. Поэтому необходимы нацеленные на смысловое целое «проективные суждения», которые должны быть, однако, осознанными и поддающимися исправлению.

Согласно французскому философу Полю Рикеру(1913–2002), в европейской культуре имеет место конфликт между пониманием и объяснением, связанный с разрывом между природой и духом. Рикер интерпретировал понимание как умение переноситься в другую жизнь.

Поэтому понимание т.е. проникновение в мир духовного, в отличие от познания природных закономерностей, невозможно только на основании процедуры объяснения. Тем самым  Рикер выдвинул идею о воссоединении различных форм постижения бытия, концептуальном единстве наук о природе и духе.

Герменевтика – это раздел философии, изучающий предпосылки, возможности и особенности процесса истолкования. Но истолкование является следствием того или иного понимания. Так что, в широком смысле, герменевтика – наука о познании как о понимании.

Не о вскрытии сущности, а именно о первичном и изначальном понимании как сопереживании происходящего. Понимать, т. е. переживать как собственную возможность, можно только другого человека, а не вещь, поэтому понимание – орган только исторического, но не естественнонаучного рассмотрения.

Понимание и истолкование – самые фундаментальные структуры того, что принято называть познанием.Истолкование – это непринятие к сведению понятого, а разработка заключенных в понимании возможностей (сократовское овнутрение): нечто я уже понимаю внутри, осталось только выявить – истолковать.

Истолкование действительности никогда не бывает беспредпосылочным, иными словами, истолковывать предмет – значит не рассматривать его «согласно его собственной мере» (объективно). Истолкование в силу своей природы всегда субъективно. Здесь мерилом предмета выступает сам человек.

Смыслопорождение (или смыслоформирование) – это реализация смысла человеческой жизни и деятельности в конкретных ситуациях и событиях, личностных актах или межличностных отношениях.

Обычная диалектика процесса познания состояла в том, что для установления «собственной меры самого предмета», т. е. объективной закономерности его развития, нужно изменить, преобразовать этот предмет; чтобы воспроизвести «конкретную целостность» действительного в сознании, нужно сперва разрушить эту целостность действительного, разложить ее на абстрактные моменты, а уже потом «собрать» эти моменты воедино, восстановить конкретность, но уже понятую, а не внешне непосредственно данную.

Хайдеггер, выступая против понимания познания как взаимодействия субъекта и объекта, выступает не только против немецкого идеализма и последующего материализма, но и против науки, которая оказывается невозможной без разграничения субъекта и объекта, мышления и его предмета.

– Но познание не должно изменять, насиловать свой предмет, познание не деятельность, но созерцание, не преобразование (читай: насилие), изменение предмета познания, не есть движение от явления к сущности. Познание, понятое не метафизически, имеет дело не с явлением, а с феноменом (сознания).

Познание в подлинном смысле есть наука о феноменах – феноменология. Феномен в переводе с греческого есть «то, что себя обнаруживает», самообнаруживающееся, открытое, «себя-в-себе-самом-обнаруживающее».

Философ Георг Миш ( 1878—1965) признал одной из фундаментальных структур человеческой жизни «свободное отдаление от себя самого». Именно на эту структуру опирается всякое понимание. В этом смысле понимание есть движение трансцендирования, возвышения над сущим. За три моря едет купец Афанасий Никитин – а ведь легче было не ехать…

В настоящее время в герменевтике понятие «текст» рассматривается предельно широко: от письменной формы в рамках естественного языка до записи текста в любой знаковой системе, от формы живого высказывания до выражения чувств и эмоций, выраженных в форме восклицаний (междометий), «текст» – это любая информация между двумя субъектами понимания: письменный текст, устный текст (речь), интонация, взгляд, жест, молчание.

При этом «… всегда смысл текста превышает авторское понимание». Пророк Давид мог впоследствии сам не понимать, что он говорил, будучи в Духе, и святые отцы первого Собора тоже не всегда могли согласиться с тем, что там постановили.

Хайдеггер считал, что при рождении человек попадает в мир установленных заранее норм и стандартов, куда входят инструменты, используемые нами для описания самих себя и наших отношений с миром. Человек не рождается с готовым набором инструментов рациональности.

Но Хайдеггер не останавливается на простом воспитании природного аргумента. Для него язык – не только посредник, помогающий выразить наши несовершенные взгляды на мир, но сам мир. Считать по-другому – значит верить, что природа и истина обладают языком, который каким-то образом был нам дарован, а не изобретен.

Невозможно описать мир, не прибегая к метафорам и историям из жизни. Определяя понятия, мы неизбежно делаем это в определенном контексте, иначе они бессмысленны. Герменевтику интересует человек, живущий не столько в объективном мире, сколько в пространстве истории и культуры, в мире социально-исторических ценностей и личностных смыслов.

Чтобы понять человека, необходимо понять условия его жизни и его обычаи, мысли и полученные знания, искусства, к которым стремится человек и глубинные основания его желаний и стремлений; необходимо отыскать индивидуальное в смысловом поле социально-исторических установок и ценностей конкретной культуры.

Спецификой герменевтики является установление связи и определенных отношений – понимания – между двумя субъектами понимания: интерпретатора и интерпретируемого, принадлежащих, как правило, к разным культурам, а если к той же самой культуре, то имеющих различные личностные ориентации и установки.

Сегодня является признанным, что особенностью герменевтических феноменов является их принципиальная не наблюдаемость. Герменевтические феномены можно квалифицировать как фундаментальные основания жизни отдельных индивидов, трудноуловимые глубинные основания культуры в целом.

Выделение герменевтических феноменов в особую область исследования позволяет увидеть генетические и функциональные связи духовного опыта человека, базовые механизмы формирования личности и культуры в целом. Герменевтические феномены часто ускользали от рефлексии, тем более научной, интерпретировались в качестве «настроения человека», «сходства желаний» или, наоборот, «противоположности интересов», «мгновенного озарения», «интуиции», что по сути приводило к подмене понятий, к растворению проблем герменевтики в проблемах психологии, философии, науки.

Проблема понимания, как она решается Гадамером, означает, что обращение к любому тексту требует, прежде всего, «опыт осмысления-осмысления, непрестанно продолжающего выражать себя средствами языка, осмысления, никогда не начинающегося с нуля и никогда не замыкающегося на бесконечности». Гадамер оставляет за каждым интерпретатором не только способность, но необходимость личностного прочтения текста, его переосмысления и переоценки, или «переписывания».

Интерпретация текста состоит не в воссоздании первичного авторского текста, а в создании собственного Авторского Текста, источником которого Гадамер усматривает собственный – герменевтический – опыт. Этот опыт является основой, которая задает алгоритм понимания. Опыт «Я» становится отправной точкой формирования горизонта-горизонта понимания.

Цель понимания, по Гадамеру, состоит не в должной интерпретации текста, не в реконструкции идей и мнений интерпретируемого, но в активизации собственных мыслительных процессов через формирование диалоговой вопросно-ответной системы. Интерпретация текста становится продуктивной, творческой стороной герменевтического опыта.

Гадамер характеризует понимание как состояние, в котором открывается возможность достижения полноты бытия.Понимание способствует совершенствованию отношений с миром и другими людьми, но не этот аспект является главным для Гадамера. Потому что понимание в таком ракурсе – это лишь инструмент, а жизнь, основанная на инструментальности понимания, является псевдожизнью, суррогатом [как и способы манипулирования людьми].

Такое понимание есть не что иное, как механизм вписывания человека в социокультурные условия своего существования. Существование же не тождественно бытию.Понимание, по Гадамеру, это — не акт мыслительного анализа, а повод к размышлению над текстом, в ходе которого осуществляется самопознание интерпретатора.

В процессе Встречи с Другим (с большой буквы, поскольку речь идет о встрече онтологической) формируется «Ты-опыт». Такое понимание является базисом деятельности человека и даже жизни в целом именно потому, что в диалоге рождается настоящее действительное смыслоформирование. Рождение смысла выполняет функцию инициатора понимания. Смысл вплетен в строение самой жизни, можно сказать даже, в густоту и плотность жизни.

Гадамер не устает подчеркивать, что его понимание является прежде всего предпониманием, для чего он вводит целую сеть таких понятий, как «предвосхищение», «предмнение», «преднамерение» и пр., стараясь подчеркнуть детерминацию жизни и деятельности допредметными формами связи герменевтично ориентированного человека.

Понимание как смыслообразующий акт «Я» заставляет по-новому посмотреть на особенность герменевтики: индивид в своей единичности и особенности перестает быть проявлением обще-родового, но является единственным и уникальным открывателем нового смысла, т. е. нового пространства и времени.

В «Ты-опыте» осуществляется Истина бытия, т. е. диалогичность и обретается свобода, можно сказать, свобода от диктатуры сущего. Понимание всегда необратимо и всегда единично. Основанием такого понимания является герменевтический опыт, – термин, введенный Гадамером.

В процессе понимания как смыслоформирования, как акта творческой интерпретации Другого, «Я» только и может ощутить духовную насыщенность собственного существования, переключится на внутриличностные стороны отношения «Ты-опыт». Это – ответ Гадамера Декарту относительно очевидности: не cogito, но герменевтический опыт является первой достоверностью существования «Я», самой очевидной очевидностью.

Cogito — понятие, введённое в философию Р. Декартом, обозначающее всякий рефлексивный акт сознания субъекта, то есть акт сознания — представление, мысль, желание и т. п. — в наличии которого субъект отдаёт себе отчёт, «обнаружение сознанием себя самого в любом из своих опытов».

Аврелий Августин этимологически возводил слово cogito к значению «свести вместе, собрать как что-то рассыпавшееся»; именно в уме происходит процесс собирания, то есть сведéния вместе, а это и называется в собственном смысле „обдумыванием“».

Сам Декарт писал, что в cogito, помимо мышления (разума), входят также любые акты воли, чувства и воображения: Cogito — непросто акт сознания, но рефлексивный акт, то есть такой, в котором субъект одновременно отдаёт себе отчёт, на который смотрит как бы со стороны.

Тезис: cogito есть cogito me cogitare («мыслю есть мыслю себя мыслящим») можно сформулировать и так: «человеческое сознание есть в своем существе самосознание. Сознание меня самого не привходит в осознание вещей наподобие некоего сопутствующего сознанию вещей наблюдателя этого сознания.

Это сознание вещей и предметов есть сущностно и в его основе прежде всего самосознание, и лишь в качестве такового возможно сознание предметов». Cogito, ergo sum («Мыслю, следовательно, существую») — гласит фундаментальное положение Декарта.

«Мыслю» означает здесь — смотрю на акт своего мышления как бы со стороны, отчего по другую сторону акта мышления обнаруживаюсь Я, мыслящий, мыслящее сознание субъекта. «Существую» же означает соответственно существование не в качестве объекта (мыслимого), но в качестве субъекта, стоящего за актом мысли, в качестве мыслящего.

Заменяя «мышление» на синонимичное в данном случае «представление», Хайдеггер поясняет это положение так: «я есть сущее, чей способ бытия состоит в представлении, таким образом, что это представление выставляет в представленность вместе и самого представляющего».

Лейбниц попытался затем представить cogito лишь как высокую степень апперцепции, в отличие от неясных перцепций.

Апперцепция  – определенное свойство восприятия, которое помогает человеку интерпретировать окружающие предметы и явления через призму своего опыта, взглядов, субъективных интересов.

Чтобы выйти за границы не истинности и войти в Истину бытия, необходимо сменить старый метод герменевтики как понимания на новый – диалогичный, плюралистичный метод самого бытия. Необходимо войти в герменевтический круг-круг самого бытия. Герменевтический круг в прошлой традиции понимался как отличительная особенность процесса понимания.

Что является более значимым для понимания – понимание целого или понимание части? Когда можно достичь понимания? когда известно целое? И тогда методом дедукции мы приходим к пониманию частей? Напр., понимая общество, в котором живет человек, можно ли понять отдельного члена этого общества? Или понимание осуществляется только тогда, когда известны части целого? И тогда с помощью непосредственных умозаключений и вероятностных умозаключений (индукций и аналогий) можно понять само целое?

Выход из круга (повторяет Гадамер слова Хайдеггера) есть выход за границы понимания. Поэтому задача герменевтика не выйти из круга, а, наоборот, правильно войти в него, не нарушая сложившейся традиции, не ломая чужих герменевтических опытов.

Герменевтический опыт любого человека являет собой ставшую реальность, освоенную действительность. Герменевтический опыт объективен. Главное, состоит не в том, чтобы выйти из этого круга, а чтобы правильно в него войти. Этот круг понимания не есть поэтому круг, в котором движется любой род познания, а представляет собой выражение экзистенциальной структуры самого бытия-сознания (Dasein).

Поэтому напрасно историки зачастую видят идеал научности в естествознании. История стоит гораздо выше любой естественной науки, ибо понимание и истолкование, на котором основано историческое рассмотрение является более изначальным, чем естественно-научное “исследование”.

Естествознание представляет собой результат метафизического подхода к действительности, который привел к забвению бытия и к господству вещей над человеком. Что же касается математики, то она является не более строгой, чем история, а только более узкой в отношении охвата, выделенного для нее экзистенциального фундамента (???).

Экзистенциали́зм, также философия существования — особое направление в философии XX века, акцентирующее своё внимание на уникальности бытия человека, провозглашающее его иррациональным. Экзистенциализм -идея преодоления (а не раскрытия) человеком собственной сущности и большим акцентом на глубине эмоциональной природы.

Иррационализм — философские концепции и учения, ограничивающие или отрицающие, в противоположность рационализму, роль разума в постижении мира. Иррационализм предполагает существование областей миропонимания, недоступных разуму, и достижимых только через такие качества, как интуиция, чувство, инстинкт, откровения, вера и т. п. Таким образом, иррационализм утверждает иррациональный характер действительности.

Рационализм — метод, согласно которому основой познания и действия людей является разум. Обычно рационализм выступает в качестве противоположности как иррационализму, так и сенсуализму.

Сенсуализм — направление в теории познания, согласно которому ощущения и восприятия — основная и главная форма достоверного познания. Противостоит рационализму. Основной принцип сенсуализма — «нет ничего в разуме, чего не было бы в чувствах». Принцип сенсуализма относится к чувственной форме познания, в которую кроме ощущения и восприятия входит представление.

Согласно экзистенциальному психологу и психотерапевту Р. Мэю, экзистенциализм не просто философское направление, а скорее культурное движение, запечатлевающее глубокое эмоциональное и духовное измерение современного человека, изображающее психологическую ситуацию, в которой он находится, выражение уникальных психологических трудностей, с которыми он сталкивается.

Атеистический экзистенциализм отвергает, что за сущими (явлениями) может стоять таинственное Сущее (Бог), определяющее их «сущность» или истину.

Основная категория философии экзистенциализма — это экзистенция. Экзистенция — Существование — аспект всякого сущего, в отличие от другого его аспекта — сущности.В отличие от слова «бытие», слово «существование», как правило, выражает только аспект сущего, тогда как слово «бытие» употребляют также в значении «всё существующее», «мир как целое».

В философии существования нашёл отражение кризис оптимистического либерализма, опирающегося на технический прогресс, но бессильного объяснить неустойчивость, неустроенность человеческой жизни, присущие человеку чувство страха, отчаяния, безысходности.

Философия экзистенциализма — иррациональная реакция на рационализм Просвещения и немецкой классической философии. По утверждениям философов-экзистенциалистов, основной порок рационального мышления состоит в том, что оно исходит из принципа противоположности субъекта и объекта, то есть разделяет мир на две сферы — объективную и субъективную.

Всю действительность, в том числе и человека, рациональное мышление рассматривает только как предмет, «сущность», познанием которой можно манипулировать в терминах субъекта-объекта. Подлинная философия, с точки зрения экзистенциализма, должна исходить из единства объекта и субъекта. Это единство воплощено в «экзистенции», то есть некой иррациональной реальности.

Согласно философии экзистенциализма, чтобы осознать себя как «экзистенцию», человек должен оказаться в «пограничной ситуации» — например, перед лицом смерти. В результате мир становится для человека «интимно близким».

Истинным способом познания, способом проникновения в мир «экзистенции» объявляется интуиция («экзистенциальный опыт» у Марселя, «понимание» у Хайдеггера, «экзистенциальное озарение» у Ясперса), которая являет собой иррационалистически истолкованный феноменологический метод Гуссерля.

Значительное место в философии экзистенциализма занимает постановка и решение проблемы свободы, которая определяется как «выбор» личностью одной из бесчисленных возможностей. Предметы и животные не обладают свободой, поскольку сразу обладают сущностью, эссенцией.

Человек же постигает свою сущность в течение всей жизни и несёт ответственность за каждое совершённое им действие, не может объяснять свои ошибки «обстоятельствами». Таким образом, человек мыслится экзистенциалистами как строящий себя «проект». В конечном счёте, идеальная свобода человека — это свобода личности от общества.

В экзистенциализме, согласно Р. Мэю, человек воспринимается всегда в процессе становления, в потенциальном переживании кризиса, который свойственен Западной культуре, в которой он переживает тревогу, отчаяние, отчуждение от самого себя и конфликты.

Человек является способным мыслить и осознавать своё бытие, а, следовательно, рассматривается в экзистенциализме как ответственный за своё существование. Человек должен осознавать себя и быть ответственным за себя, если он хочет стать самим собой.

Значение страха для экзистенциальной философии. На первый взгляд, страх не имеет какого-либо глубокого философского значения, но именно экзистенциалисты, подробно разобравшись в нём, пришли к выводу, что страх (или тревога) — это что-то значительно более глубокое, чем простое переживание, вызванное внешними раздражителями.

Прежде всего, экзистенциалисты разделяют понятия страха и боязни. Боязнь всегда предполагает наличие какой-либо определённой угрозы. Боятся, например, людей, обстоятельств, условий, явлений и т. д. То есть, источник боязни всегда определён.

Иначе страх. Какой-либо предмет, который возбуждает страх, отсутствует. Человек не может даже сказать, что его страшит. Именно в этой неопределённости и проявляется основное свойство страха. Это чувство возникает без какой-либо видимой и определённой причины.

Из-за этого человек и не способен оказать сопротивление, так как неизвестно, откуда страх наступает. Тогда кажется, что он подходит со всех сторон и от него не скрыться, потому что даже не знаешь, от чего бежать. В большинстве случаев страх считается негативным явлением, но экзистенциалисты придают ему позитивную окраску. Они говорят, что страх потрясает человека во всех его жизненных отношениях.

Он необходим нам для того, чтобы вытянуть человека из размеренного, бездумного проживания жизни. Именно страх даёт возможность абстрагироваться от всех ежедневных проблем, забот и посмотреть на всё происходящее со стороны. Страх подобен огню, он сжигает всё несущественное и временное; он отвлекает человека от всего мирского. Только тогда проявляется истинное существование.

Кьеркегор утверждает: Страх есть головокружение свободы. Во время этого чувства всё незначительное отступает на задний план, а остаётся само существование. Когда человек поднимается над бездумным проживанием, он понимает, что большинство его ценностей, ориентиров и жизненных отношений — ошибочны.

Прежде он был ведомый ими, но теперь словно отторжен от них, теперь он целиком опирается на трансцендентного (в опыте не явленного) Бога или (если отвергает веру в Его существование) на самого себя, — и лишь в этом проявляется истинная свобода. Для большинства экзистенциалистов слово Бог не выражает и не отражает современной понятийной базы как в науке, так и в философии.

Как следствие, страх у экзистенциалистов становится наивысшим достижением человека, так, как только в нём открывается истинное существование (по другой терминологии Страх переводится как Тревога. Применительно к человеку, его существование предшествует его сущности.

Свою сущность он обретает по ходу существования. Человек делает себя сам. Он обретает свою сущность на протяжении всей своей жизни. (Некоторые экзистенциалисты отвергают долговременное обретение сущности: для них, обретаясь, она сразу отчуждается.)

Существование человека — это свободное существование. Свобода подразумевается не как «свобода духа», а как «свобода выбора», которую никто не может отнять у человека. Как правило, люди избегают осознавать, что они свободны, предпочитая жить «как заведено в мире», неподлинно.

Существование человека включает в себя ответственность: не только за себя, но и за окружающих, поскольку мир, интерпретируемый свободой, есть целостный: решая, как поступить, человек выбирает быть таким или другим всему миру, и себя в нем.

Человеческое существование — это бытие, обращённое в смерть. (Тем не менее, разные экзистенциалисты по-разному относятся к вопросу, является ли смерть «моей интимной возможностью»).

Экзистенциальный кризис — состояние тревоги, чувство глубокого психологического дискомфорта при вопросе о смысле существования. Наиболее распространён в культурах, где основные нужды для выживания уже удовлетворены.

Экзистенциальный кризис может являться следствием, быть ошибочно диагностирован, а также сопутствовать следующим явлениям:

большое депрессивное расстройство;

острая нехватка сна;

длительная изоляция;

неудовлетворение собственной жизнью;

сильная психологическая травма;

чувство одиночества и изоляции в мире;

новоприобретённое осознание собственной смертности, вероятно, следующее за диагностированием серьёзного заболевания, например, в терминальной фазе;

уверенность в том, что жизнь не имеет цели или внешнего смысла;

поиск смысла жизни;

утрата понимания того, как существует реальность;

крайняя степень переживания, наслаждения или боли, побуждающая к поиску смысла;

понимание того, что Вселенная устроена гораздо сложнее, чем может быть доступно человеческому рассудку.

Состояние довольно похоже на социологическое понятие, называемое аномией. Его также часто связывают с кризисом среднего возраста.

Аномия— понятие, введённое в научный оборот Эмилем Дюркгеймом для объяснения отклоняющегося поведения (суицидальные настроения, апатия, разочарование, противоправное поведение). 

Согласно Дюркгейму, аномия — это состояние общества, в котором происходят разложение, дезинтеграция и распад определённой системы устоявшихся ценностей и норм, ранее поддерживавшей традиционный общественный порядок, по причине ее несоответствия новым сформулированным и принятым государством идеалам.

Необходимое условие возникновения аномии в обществе — расхождение между потребностями и интересами части его членов и возможностями их удовлетворения.

Она проявляется в виде следующих нарушений:

расплывчатость, неустойчивость и противоречивость ценностно-нормативных предписаний и ориентаций, в частности, расхождение между нормами, определяющими цели деятельности, и нормами, регулирующими средства их достижения;

низкая степень воздействия социальных норм на индивидов и их слабая эффективность в качестве средства нормативной регуляции поведения;

частичное или полное отсутствие нормативного регулирования в кризисных, переходных ситуациях, когда прежняя система ценностей разрушена, а новая не сложилась или не утвердилась как общепринятая.

Дальнейшее развитие концепции аномии связано с именем Роберта Мертона. Понятие аномии выражает собой политико-экономический обусловленный процесс разрушения базовых элементов культуры, прежде всего в аспекте этических норм.

При достаточно резкой замене одних общественных идеалов и морали другими определённые социальные группы перестают чувствовать свою причастность к данному обществу, происходит естественное их отчуждение, новые социальные нормы и ценности (в том числе социально декларируемые образцы поведения) не успевают усваиваться членами этих групп и позиционируются уже вместо некогда конвенциональных и равных средств для достижения прежних индивидуальных или общественных целей как собственные (уже являющиеся не одобряемыми, в частности, противоправными).

Явления аномии, затрагивая при социальных потрясениях все слои населения, особенно сильно действуют в отношении молодёжи.По определению российских исследователей, аномия — «отсутствие чёткой системы социальных норм, разрушение единства культуры, вследствие чего жизненный опыт людей перестаёт соответствовать идеальным общественным нормам».

Аномия проявляется в различных сферах жизни общества. В настоящее время проводятся исследования проявлений аномии в экономике, политике, семейных отношениях, религии.

Огромную опасность для общества представляет вызванное аномией девиантное поведение. Распространение аномии приводит к увеличению уровня алкоголизма, наркомании, самоубийств, преступности, разводов и неполных семей.

В неэкзистенциальных системах взглядов смысл человеческой жизни очень часто определяется ещё до рождения, обычно неким сверхъестественным существом или группой существ. Недоверие к подобным взглядам обычно становится предпосылкой экзистенциального кризиса.

В основном, экзистенциальный кризис — это внезапное осознание того, что субъекту неизвестно, зачем нужна жизнь и/или осознание неизбежно приближающейся собственной гибели.

Человек сталкивается с парадоксом, когда он верит, что его жизнь важна, и в то же время понимает, что человеческое существование само по себе не имеет ни предназначения, ни смысла. В этот момент возникает когнитивный диссонанс. Разрешение этого парадокса ликвидирует кризис.

Когнитивный диссонанс— состояние психического дискомфорта индивида, вызванное столкновением в его сознании конфликтующих представлений: идей, верований, ценностей или эмоциональных реакций.

Теория когнитивного диссонанса была предложена Леоном Фестингером в  г. Она объясняет конфликтные ситуации, которые нередко возникают в «когнитивной структуре одного человека».

Когнитивная система — система убеждений человека, сложившаяся в его сознании в результате его характера, воспитания, обучения, наблюдения и размышления об окружающем мире. На основе этой системы человек ставит себе цели и принимает решения о том, как надо действовать в той или иной ситуации, стараясь избежать когнитивного диссонанса.

Теория ставит своей целью объяснить и исследовать состояние когнитивного диссонанса, возникающее у человека как реакция на некую ситуацию, действия индивидов или целого общества.

Леон Фестингер формулирует две основные гипотезы своей теории:

В случае возникновения диссонанса индивид будет всеми силами стремиться снизить степень несоответствия между двумя своими установками, пытаясь достичь консонанса (соответствия). Это происходит вследствие того, что диссонанс рождает «психологический дискомфорт».

Вторая гипотеза, подчеркивая первую, говорит о том, что, стремясь снизить возникший дискомфорт, индивид будет стараться обходить стороной такие ситуации, в которых дискомфорт может усилиться.

Диссонанс может появиться по различным причинам:

из-за логического несоответствия;

«по причине культурных обычаев»;

в том случае, если индивидуальное мнение не входит в состав более широкого мнения;

из-за несоответствия прошлого опыта относительно настоящей ситуации.

В результате такого поведения происходит смена определённых установок человека (на которые ситуация так или иначе влияет), а оправдать это изменение можно исходя из того, что человеку жизненно необходимо поддерживать согласованность своих знаний.

Поэтому люди готовы оправдать свои заблуждения: человек, совершивший проступок или ошибку, склонен оправдывать себя в мыслях, постепенно сдвигая свои убеждения относительно случившегося в сторону того, что происшедшее на самом деле не так страшно. Таким образом индивид «регулирует» своё мышление, чтобы уменьшить конфликт внутри себя.

В различных ситуациях, которые возникают в повседневной жизни, диссонанс может усиливаться или ослабевать — всё зависит от проблемы, которая встаёт перед человеком.Так, степень диссонанса будет минимальной в случае, если человек, к примеру, подаст на улице деньги нищему, который (как видно) не сильно нуждается в подаянии. Наоборот, степень диссонанса во много раз увеличится в случае, если человеку предстоит серьёзный экзамен, а он не пытается к нему подготовиться.

Диссонанс может возникнуть (и возникает) в любой ситуации, когда человеку предстоит сделать выбор. Причём степень диссонанса будет расти в зависимости от того, насколько важен этот выбор для индивида.

Существование диссонанса, независимо от степени его силы, принуждает человека избавиться от него полностью, а если по каким-то причинам это сделать пока невозможно, то значительно уменьшить его.

Чтобы уменьшить восприятие диссонанса, человек может прибегнуть к четырём способам:

Изменить своё поведение.

Изменить одну из когниций, то есть убедить себя в обратном.

Фильтровать поступающую информацию относительно данного вопроса или проблемы.Развитие первого способа: применить критерий истины к поступившей информации, признать свои ошибки и поступить в соответствии с новым, более полным и ясным пониманием проблемы.

Поясним это на конкретном примере. Например, человек — заядлый курильщик. Он получает информацию о вреде курения от врача, знакомого, из газет или из другого источника. В соответствии с полученной информацией он либо изменит своё поведение — то есть бросит курить, потому что убедился, что это слишком вредно для его здоровья, — либо он может отрицать, что курение наносит вред его организму.

Он может попытаться, например, найти какую-нибудь информацию о том, что курение может быть в некоторой степени «полезно» (например, пока он курит, он не набирает лишний вес, как это бывает, когда человек бросает курить), и тем самым снизить важность отрицательной информации. Это уменьшает диссонанс между его знаниями и поступками. В третьем случае он будет стараться избегать всякой информации, подчеркивающей вред курения.

В некоторых случаях индивид может предотвратить появление диссонанса (и, как следствие, внутреннего дискомфорта) тем, что попытается избежать любой информации относительно своей проблемы, вступающей в противоречие с уже имеющейся информацией.

Механизмы «фильтрации» личностно значимой для субъекта информации хорошо описывается теорией «психологических защит» (понятие введено Зигмундом Фрейдом и далее разработано его дочерью Анной Фрейд). «Ошибка», противоречие, возникающее в сознании индивида относительно глубинно, личностно значимых тем, является, по мнению З. Фрейда, основным механизмом в образовании неврозов.

Если же диссонанс уже возник, индивид может избежать его усиления путём добавления одного или нескольких когнитивных элементов «в когнитивную схему» вместо существующего негативного элемента (который и порождает диссонанс).

Таким образом, индивид будет заинтересован в поиске такой информации, которая бы одобрила его выбор (решение) и, в конце концов, ослабила или полностью устранила диссонанс, избегая при этом источников информации, которые будут его увеличивать.

Однако часто такое поведение индивида может привести к негативным последствиям: у человека может возникнуть страх перед диссонансом или предубеждение, что является опасным фактором, влияющим на мировоззрение индивида.

Между двумя (или более) когнитивными элементами могут существовать отношения несоответствия (диссонанса). При возникновении диссонанса индивид стремится к тому, чтобы снизить его степень, избежать или избавиться от него полностью.

Это стремление оправдывается тем, что человек ставит своей целью изменение своего поведения, поиск новой информации, касающейся ситуации или объекта, породившего диссонанс.

Вполне объяснимо, что для человека намного проще согласиться с существующим положением дел, подкорректировав свои внутренние установки согласно сложившейся ситуации, вместо того, чтобы продолжать мучиться вопросом, правильно ли он поступил. Часто диссонанс возникает как следствие принятия важных решений.

Выбор из двух в одинаковой мере заманчивых альтернатив даётся человеку нелегко, однако сделав, наконец, этот выбор, человек часто начинает ощущать «диссонирующие когниции», то есть положительные стороны того варианта, от которого он отказался, и не очень положительные черты того, с чем согласился.

Чтобы подавить (ослабить) диссонанс, человек старается всеми силами преувеличить существенность принятого им решения, одновременно приуменьшая важность отвергнутого. Вследствие этого другая альтернатива теряет всякую привлекательность в его глазах.

Экзистенциальный кризис иногда порождается значительным событием или переменой в жизни человека. Обычно событие заставляет человека задуматься о собственной смертности, снимая психологический барьер, защищавший от этих неприятных мыслей.

Типичными примерами подобных событий являются смерть любимого человека, возникшая реальная угроза жизни, использование психоделиков, взросление и уход собственных детей из дома, достижение определённого возраста или длительное заключение в одиночной камере.

Можно заметить, что Гадамер противопоставляет Историю человека негерменевтической, а потому внеисторической повседневности. Повседневность совершается в замкнутом круге по типу: «все было, все будет и все суета сует».

Герменевтический опыт – это принципиальная открытость миру, постоянное «ученичество» у мира. Герменевтический опыт есть время жизни человека, время его истории, есть историческое время. Поскольку опыт темпорален (существующие во времени), постольку понимание невозможно без понимания истории, т. е. без понимания предпосылок истории.

Мышление небеспредпосылочно, – не устает повторять Гадамер. Предпосылки понимания и мышления отражают историчность человека и являются фундаментом самой жизни. 

Хайдеггер ставит вопрос: что есть бытие? Хайдеггер, исследует условия, способствующих идентификации и пониманию мира. Эти условия создаются главным образом средствами языка и культуры, но при этом включают повседневные ценности, отношения и чувства, составляющие человеческое существование, т. е. настроения и тревоги.

Изучение таких условий показывает, что значение мира определяют не сами формы, а скорее ценности и случайности, вовлеченные в процесс их познания. Эти формы, которые в конкретных случаях идентифицируются как реальные, не что иное, как значения.

Исходной установкой для Г. Гадамера является историчность субъекта познания, его зависимость от культурно-исторической среды, в которой он живет. Предрассудки, авторитет и традиции являются, конкретным выражением исторических условий. Поэтому их невозможно полностью устранить, как предполагали просветители. Г. Гадамер переосмысливает сами понятия предрассудка, авторитета и традиции.

Как считает Гадамер, существо истории составляют предрассудки. Он выступает против традиционного понимания предрассудков как чего-то ложного, субъективного и связывает такой неверный ход мысли с прошлыми установками и требованиями эпохи Возрождения и Просвещения: «очистить разум от предрассудков», прежде всего религиозных.

Гадамер видит иной аспект в понятии «предрассудок»: предрассудок – это предварительное рассуждение, которое лежит в основании процесса понимания. Поэтому, в отличие от традиции, предрассудок не препятствует пониманию, а способствует ему. Предрассудок укоренен в традиции.

Зная и понимая предрассудок человек способен понять традицию, значит, понять время, в котором он живет, т.е. понять время, в котором живет «объект понимания». Благодаря предрассудку обеспечивается формирование единого смыслового континуума между интерпретатором и интерпретируемым. Предрассудок способствует передаче опыта, знакомству со временем, следовательно, является гарантом понимания.

Гадамер вычленяет:

1) во-первых, те предрассудки, которые критиковали просветители – это просто некритически усвоенные мнения, и от них можно избавиться.

2) во-вторых, усвоенные субъектом ментальные установки эпохи, устранить которые нельзя, поскольку они являются выражением принадлежности субъекта к определенной исторической эпохе. То есть то, что считалось в это время «само собой разумеющимся».

3) Авторитет, под давлением которого субъект формирует свои суждения, также не является абсолютно отрицательной величиной, как считали просветители. Подлинный авторитет основан на подлинном разуме. Признавая чей-то авторитет, напр. авторитет эксперта, субъект познания признает, что кто-то может видеть и понимать лучше, чем он сам.

4) Аналогичным образом Гадамер рассматривает и традицию, понимаемую широко, как сохранение. Традиции пронизывают все историческое бытие человека, поэтому признать свою зависимость от традиций не означает, отказаться от самостоятельного поиска истины. Признание традиции есть лишь признание историчности и ограниченности своего собственного существования. Т. обр., следование традиции, опора на неустранимые предрассудки и авторитет не удаляют, а приближают к истине субъекта познания.

Предрассудок является условием предварительного понимания и задан традицией, уходящей корнями в культуру, социальные нормы, стандарты образа жизни. Поэтому нет человека, который мог бы избежать влияния предрассудка. Предрассудок в данном контексте становится предпосылкой жизни человека, мышления, понимания. Нет беспредпосылочного мышления, нет беспредрассудочного понимания.

Предрассудок укоренен в традиции, а традиция проявляется не иначе как в форме авторитетного высказывания, т. е. в языковой форме. Следовательно, предрассудок укоренен в языке. Именно язык несет в себе содержание предрассудка как предварительного суждения (до проверки на истинность).

Язык является условием предварительного понимания. Совокупность авторитетных высказываний составляют суть традиции и выражают ее приказной авторитарный тон. Приказ авторитета есть приказ прошлого опыта человека, появившийся как свидетельство правильности авторитета.

Приказ авторитета традиции аналогичен приказу времени, приказу самой истории. Приказ традиции выражает время, но время необратимо: то, что являлось правильным вчера для одного, может быть неправильным завтра для другого.

 Гадамер  пытался связать противоположности в понимании предрассудка и предлагал выделять в предрассудке 2 аспекта:

1) интимность, формирующую единство процесса понимания.

2) чуждость, временную отстраненность.

Поскольку время необратимо, человек не может слепо следовать за традицией, за авторитетом, за предрассудком. Иначе он впадает в ситуацию повседневности, «круговерти», чуть ли не колеса сансары.

Человек обязан вести с традицией вечный диалог, это обязанность перед временем, перед историей. Задавая вопрос традиции, человек тем самым задает вопрос времени, истории. В предрассудке воплощен авторитет традиции. Но поскольку понимание личностно, человек должен личностно подойти к предрассудку, продуктивно перерабатывая его, расставляя по-новому акценты.

В этом пункте Гадамер сам создает герменевтический круг и непротиворечиво возвращает нас к пониманию герменевтического опыта как «переписывания» истории, как индивидуального творчества. Предшествующее творчеству Гадамера развитие герменевтики показало, что успех в деле понимания возможен тогда, когда отношения между субъектами понимания строятся на основе и по правилам диалога и общения.

Самой большой трудностью, с которой столкнулись герменевтики старшего поколения, это – 

1) модернизация чужих текстов, рассмотрение собственной точки зрения как некоторого эталона.

2) или, наоборот, гипертрофированное подчеркивание неповторимости и самобытности чужих текстов.

И первое, и второе приводило к субъективизации процессов понимания, и, как следствие, к непониманию. Как логическое следствие, Гадамер рассматривает герменевтику не в качестве способности воссоздания аутентичного (авторского) текста, а в качестве возможности продолжения действительной истории текста, в построении каждым новом интерпретатором нового смысла, а по сути, нового текста.

Собака.

Собака в сознании слепого = кот.

Собака в сознании ребенка = милиционер (такое же страшное).

Собака в сознании человека с большим стажем на мыловаренном заводе.

Собака в сознании ветврача.

Собака в сознании охотника с любимым псом.

Собака в сознании психически травмированной от испуга женщины (был тяжелый случай).

И всё это нарастает как снежный ком. Вывод: конгениального понимания вообще не существует, всякое понимание только вносит свой вклад в объем понятия.

Конгениальный — книжн. близкий, сходный по духу, образу мыслей, таланту и т. п.  Так как мы ничего не знаем, то мы не можем быть гениальными. Всякий раз может оказаться, что велосипед уже изобретен. Таким образом — наш удел быть только конгениальными.

Гадамер пытается проводить герменевтическую линию, направленную на формирование собственного, смыла чужого текста.Герменевтика устанавливает связь с «жизненным миром», миром коммуникативной и смысловой интенциональности.

Интенциона́льность — понятие в философии, означающее центральное свойство человеческого сознания: быть направленным на некоторый предмет.

Понимание стало рассматриваться в качестве способа существования человека. В философии уже закрепился термин «герменевтический опыт», в котором выражается процесс смыслоформирования.

5 шагов к критическому восприятию

Сегодня мы все живем в потоке разнородной и эмоциональной информации. Чтобы не запутаться в том, что мы слышим, видим и читаем, мы можем (и должны) научиться воспринимать ее критически. Как?

Нынешнее состояние людей, на которых сыплется разнородная информация, напоминает мне сюжет рассказа Рэя Брэдбери «Уснувшие в Армагеддоне». Астронавты высаживаются на планету, и в тот момент, когда они погружаются в сон, ими овладевают души всех тех, кто когда-то ее населял.

Все бы ничего, если бы эти инопланетяне жили в дружбе и доверии, но нет, они принадлежали к враждующим племенам – и в головах, спящих начинается борьба, она разрывает сознание и заставляет астронавтов сходить с ума.

Нечто похожее происходит сегодня со многими из нас. Когда люди получают разные сигналы, которые противоречат друг другу, это стресс, ситуация чрезвычайной неустойчивости. Конечно, практически у каждого есть свои способы, как с этим справляться. В основном они касаются активизации психологических защит.

Грегори Бейтсон в книге «Шаги к экологии разума» описывает ситуацию, когда ребенок получает от старших противоречивые, взаимоисключающие послания, которым невозможно следовать. При этом ребенок не может уйти из семьи, не может выжить без родителей, и тогда он уходит в себя, закрывается – так возникает предрасположенность к шизофрении.

То же самое сейчас происходит со многими из нас: люди не могут покинуть место событий и получают разную информацию: ТВ говорит одно, интернет другое, а за границу выедешь – и видишь третье. И мы либо как дети, уходим в себя, либо выбираем какую-то одну сторону и полностью присоединяемся к ней и соглашаемся с ней, а все, что этому может противоречить, игнорируем.

Но стороны-то разные, и другие люди могут присоединиться к другой стороне, и возникает картина, будто мир раскололся.

Шутка...Человек нарабатывает духовность на основании ряда положительных действий, порождаемых высокой моралью. Известно, что в государствах, где власть узурпирует право общества на выражение своей воли, где она собственный интерес выдает за волю народа существует декоративная демократия,потому что вычеркнуты из истории идеологические и моральные нормы.

Уровень разложения достиг уже такой степени, что у людей попросту нет УБЕЖДЕНИЙ, есть только оценка ЛИЧНОЙ ВЫГОДЫ, всюду насаждается несправедливость, воровство и коррупция. Результат однозначный. Что ты вносишь для себя — болезнь, что ты выносишь в мир «Руссо туристо облика морале».

Раскол проходит через семьи, коллег, друзей. Но дело здесь не в том, что один прав, а другой нет, одна сторона хороша, а другая плоха. Это работа психологических защит, наш способ справляться с неустойчивостью и противоречивостью нашей повседневной ситуации.

Кроме ухода в себя, полного выхода из ситуации (например, эмиграции) либо отождествления с одной из сторон есть и другой выход. Для этого надо изменить масштаб, подняться на другой уровень, постараться увидеть шахматную партию целиком, а не с точки зрения белых или черных. Возможно, попытаться осмыслить глобальные геополитические процессы.

Это сложно и требует не только знаний, но и умения видеть свои состояния и работать с ними. Сильные чувства мешают нам ясно мыслить. Это касается и радостных чувств: после поздравлений и букетов задачки решаются с трудом. И когда нас захлестывает страх и тревога, нам тоже нелегко думать. Однако это необходимо, если мы намерены понимать, что и почему происходит с нами.

Например, мы читаем заметку в интернете или видим репортаж – и они пробуждают в нас сильный эмоциональный отклик…

Шаг 1. Понять, что происходит: «Я испытываю сильные чувства».

Шаг 2. Прийти в себя, несколько раз глубоко вздохнуть.

Шаг 3. Начать анализировать, «как это сделано» – какие выразительные средства (слова, образы, приемы) автор использовал, чтобы вызвать у нас эти чувства.

Шаг 4. Предположить, какую цель преследует этот материал (репортаж, публикация) и зачем нужно было вызывать у зрителя или читателя эти чувства.

Шаг 5. Увидеть более ясно всю картину в целом: не только конкретное сообщение, но и его автора и его цели.

В общих чертах стратегия такова: успокоиться, начать обращать внимание на эмоциональный контекст и задать себе вопрос «зачем?» – зачем это написано, зачем я это читаю и к чему все это приводит или приведёт.

Закон Триединства

Закон Триначалия  Пак Чжэ Ву (далее – ПЧВ) и Закон Триединства Л. Л. Стрельниковой, Л.А. Секлитовой, А.И. Стрельникова (далее – ССС) тождественны. Закон Триначалия  относится к внешней стороне жизни человека, а Закон Триединства к внутренней, ориентированный к Душе.

А за оздоровлением будем обращаться именно к Душе, потому что только она имеет свойство одухотворения.  А то, что одухотворено, обладает своей степенью Разума. Сам язык Бога очень сложен для восприятия, поэтому в статье представлены только интерпретации (ССС).

triune law

Закон Триединства характеризуется общим началом, композит которого — в трёх частях Сутевых состояний. Каждое начало является основой для всеобщего развития и формирования определённого количественного и качественного состава энергокомпонентов, из которых Сутевая форма каждой части являет собой ту структуризацию постройки как в частном варианте, так и в общей конфигурации, которая дополняет две другие части до единой Сутевой субстанции с общим композитом и потенцией трёх состояний. Нейто, Гетеро, Гомо, Нейтро.

essence-of-the-soul

То есть триединая основа предназначена для любого вида конфигуративных построений, независимо от того, является ли она принадлежностью одной структуры мира или другой. Композит каждой части рассчитан на бесконечное развитие как собственных частных состояний, так и на существование во вневременных континуумах, предел для которых есть не иначе как трансформативный эффект перехода Уровневых платформ.

В этом — бесконечность движения и изменения. Основа триединого композита представляет собой начальную форму существования индивидуума на определённом этапе прогрессирования, так как до этого триединого формирования данный индивид уже существовал вечно, принимая различные формы изменяющихся состояний, и также каждая часть из состава триединой основы была разложена на три идентичные части, только отличающиеся между данным объёмом и прежним лишь состоянием мощности. И т. д. происходит расклад вглубь строения и вовне до бесконечности существующих прогрессий.

Цель данного законодательного процесса — своей формой Сути объединять две противоположные основы и одну нейтральную в единоцелостную полноценную фактуру, дающую жизнь и прогрессию всему сущему. Нейто, Гетеро, Гомо, Нейтро.

С отсутствием хотя бы одной части структуризации индивид не имел бы возможности в совершенстве мыслить, сопоставлять свою собственность развития и понимать относительность происходящих процессов как в себе, так и в общей схематике мировоззрения.

Цель данного закона — научить Суть соизмерять и сопоставлять факты своего развития на различных этапах прогрессивных состояний собственности.Триединая основа построения есть платформа абсолютного начала, степенная функция динамики которой находит свою обособленность структуризации в деепричастном факторе

Иерархической зависимости. Отсюда процесс кодированных номинаций приобщает стимулирующую функцию непостоянства к изменяющимся формам структурного построения, что даёт общей динамике совершенных прогрессий потенцию роста во всех трёх началах.

Основоположением этой теоретической направленности явлена конструкция истинности проявленной постройки, содержащей абсолютный номинант с начальной фазы своего существования, так как всё, что имеет свою существенность в структуре мировой прогрессии, уже есть и всегда было абсолютно построенным формированием, действительность потенций которого определяется индивидуальной разновидностью по качественно содержащейся активности.

То есть обособленность прогрессирующих личностей состоит в распределяющей функциональной зависимости планомерных преобразовательных моментов, которые имеют собственность количественных номинаций в общей системе Иерархических построений.

Количественный состав изменённых состояний каждому Сутевому индивидууму являет факт соотносительности своего формирования между близнаходящимися индивидами. В итоге каждый факт соотносительной планировки есть планомерность в целенаправленности как макси-состояний Сутевых формирований, так и в существующей системе раскладки макси-объёмов на мини-потенциалы.

И в ту, и в другую сторону совершенствования имеется отличие по мощностным величинам, соотносимость которых между Триедиными основами Сущего есть число абсолютно сформированных прогрессий, в сумме которых явлено истинное построение какой-нибудь новой одной номинации состава, в более мощном образовании.

Выбор целенаправленной планомерности предоставляется самой Сутевой триединой Субстанции*. Какая часть превзойдёт по своим качественным содержаниям прогрессий две другие части, та соотносимость будет соответственно максимально превосходящей основой. Отсюда и дальнейшие преобразовательные функции развития в новой более мощной структурной композиции Триединства, и т. д. до бесконечного совершенствования.

Происходит и так, что одна часть трёх основ часто меняет свою потенцию в явную противоположность, но на различных стадиях иерархического принадлежания, так как постоянство в измененностях соотносит факт зависимости Сутей от проходимого пути, проявленные ситуации которого заставляют каждую Сутевую основу максимально влиять на общую инстанцию Духа.

Отсюда получаемый перевес в качество образующихся планомерностях и рост потенций каждой основы Триединства в соотносимо — значимой принадлежности к частнополученным преобразовательным характеристикам.

Цель закона — основополагающее соитие трёх квинтэссентивных состояний энергетических субстанций — не соединимых, но содержащих в себе консорциумно- варьированный целединамизм для обособленности общей формы единого существования, заключающего в своей конструкции все частные порядки прогрессивных состояний, которые проявляют собственный активизирующий динамизм для всеобщей цели, направленной на установление общего объёма Сутевого индивидуума*, переходной стадией, своей трансформативности перетекающей в бесконечность.

Бесконечная фаза существования для законодательного процесса объективной формы Сути есть определение собственной индивидуальной прогрессии в относительном объединяющем большинстве временных отрезков, порядковое расположение которых на пути общецелостной протяжённости рождает фазу беспредельности.

Бесконечность совершенствования относится как к общей форме Сути, так и к индивидуальным частным прогрессиям трех внутренних состояний объемов. Причем, общая форма Сути являет собой номинированную часть одной из двух субстанций более мощного объемного потенциала.

Триединая основа совершенствования являет истинную планомерную характеристику, определяющую потенциально-направленные величины, которые своим композитивным состоянием фактуры генерируют внутренний процесс построения данного личностного индивидуума.

Основополагающим моментом для прогрессированного формирования Сути является гармоничное соотношение трёх частей — состояний Триединой основы потенциала. Гармония не наблюдается среди двух соизмеряемых конструктивных объемов — это объём положительного начала и объём отрицательного начала.

Возможность их варьированных величинных коэффициентов, оппозиционных композитов, являет форму непостоянства в соотносительном проявлении
трансформативных изменений, то есть перевес наблюдается в ту или иную сторону, где функция баланса не являет собой квинтэссентивного фактора.

Третья оппозиция этих двух состояний есть фундаментальная часть обособленной формы Управления, довлеющей над двумя другими оппозициями. Совершенный прогресс этой части происходит в соотносимо — функционированном объединении всех трёх номинантов общей Сути, то есть увеличение объёма третьей части Триединой основы совершается от концептуального функционирования и прогресса двух других объёмов.

essence of

Схема № 1

Так как роль Управления в совершенных преобразованиях здесь занимает существенная основа третьего главенствующего объёма, то соотносимость планомерных установок к двум другим антиномиям даёт процесс исполнения работ с соизмеримым эквивалентом отдачи, то есть увеличение потенциалов происходит с соотносительностью равенства (но не между оппозиционными частями).

Интерпретация Закона Триединства

Закон Триединства говорит о тех составляющих души:                          положительной, отрицательной и нейтральной, которые имеют общее начало, потому что являют собой совокупность единого целого. Душа создается триединой. Три ее качественные составляющие представляют собой три разные части энергетических состояний одной Сути, и какие бы изменения в ней ни происходили, как бы ни менялись соотношения внутри, но эти три основы будут в душе всегда. И никогда одна основа не может уничтожить другую и занять её объём.

Три начала создаются одновременно, то есть имеют одну и ту же точку отсчёта с момента появления. Каждая часть из этих трёх составляющих является начальной основой для всеобщего развития, уходя в бесконечную даль множества форм существования.

Любое начало содержит в себе программу для построения определенных количественных и качественных соотношений энергокомпонентов, из которых эта изначальная Суть начинает строить свои постройки. Происходит формирование одновременно и частных форм, и общего объема через разворот энергокодических вариантов общей программы. При этом третье начало, образующее общую конфигурацию, дополняет «две другие части до единой» Сути, объединяет их в общем Объёме, создавая единое целое из трёх разных состояний.

Триединая основа построения души предназначена для всех форм существования, то есть душа в каком бы мире ни развивалась, но она будет иметь именно такое построение. И это свидетельствует о том, что ее конструкция идентична духовной основе Бога.

Качественный состав каждой из трёх частей души запрограммирован и рассчитан не на одну жизнь, а на бесконечное число воплощений для человека и также бесконечное число переходных форм для других Сутей. Триединая основа сформирована таким образом, что позволяет душе свободно преодолевать любые временные континуумы, оставаясь индивидуальной структурой, сохраняющей свои личностные показатели, которые при переходе из одного мира не только не теряются, но обогащаются новыми качественными характеристиками.

Подобные временные континуумы, которые определяют этапы развития и служат пределом для одной стадии и началом для другой, душа преодолевает, подвергаясь трансформации на Уровнях Иерархии. И восхождение её в эволюционные выси бесконечно.

Основа триединого состава — это начальная форма зарождающегося индивидуума на конкретном этапе развития, когда он начинает формироваться именно как индивид. До этого же этапа данная форма тоже существовала и существовала вечно, но в других состояниях.

И при этом, каждая из трёх частей, составляющих триединую основу, в свою очередь, была разложена на три подобные части. Но прежний объём, их составляющий, отличался от настоящего только мощностными характеристиками. Подобное наблюдается при движении и внутрь объёма, и вовне «до бесконечности существующих прогрессий».

Цель закона Триединства заключается в необходимости объединять «своей формой Сути» три различные части: две противоположные (положительную и отрицательную) и одну нейтральную — в единую живую структуру, которая даёт жизнь и способствует эволюции всего Сущего.

Триединая основа настолько совершенна и компактна в своём построении, что в ней не может быть чего-то лишнего или чего-то недоставать. Всё точно рассчитано и необходимо. А при отсутствии одной из трёх частей индивид теряет возможность «в совершенстве мыслить, сопоставлять» своё развитие с другим, понимать относительность происходящего в себе и в других, а также в окружающем мире.

Цель данного закона состоит в том, чтобы научить Суть ориентироваться в процессах эволюционирования, чтобы она могла сравнивать своё развитие с другим, и в соответствии с уровнем понимания и оценки направлять свои цели к преодолению новых трудностей на путях развития, продвигаясь с одного этапа на другой.

Триединство можно считать главной платформой, на которой строится основа, ведущая к Абсолюту, к его развитию. И это движение вверх являет «степенную функцию динамики», проявляющуюся в таком построении, как Иерархия, с её множеством Уровней и Подуровней.

Подобное построение принято как принцип прогрессирования с изменением форм на каждом Уровне. А это способствует ускорению динамики прогрессирования всего и всех, кто проходит по ступеням Иерархической лестницы.

Применение в любом процессе кодирования номинаций помогает использовать функцию непостоянства в развитии частей как стимулирование для изменяющихся форм, их «роста во всех трёх началах». В основу теоретического обоснования закона положен факт истинности существования триединого построения души, которая содержит в себе элементы «начальной фазы» жизни, так как всё, что существует в мироздании, было всегда, и при этом оно всегда содержало в себе основы абсолютного построения, которое подобно макси-объему Абсолюта.

Все многочисленные постройки, составляющие Абсолют и имеющие триединую основу, отличаются друг от друга своей неповторимой индивидуальностью. Поэтому можно сказать, что прогрессирование каждого индивидуума происходит обособленно, и эта обособленность заключается в том, что каждому составляется программа развития с прохождением необходимых этапов, и на этих этапах души набирают разные количественные и качественные характеристики.

Подобных вариаций и по количеству, и по качеству может быть бесчисленное множество. Поэтому души, выбирая ситуации и пути развития, приобретают неповторимые качественные оттенки своей личности, что делает их самими собой в общей системе Иерархии.

Все те количественные накопления, которые приобретает Суть в ходе прогрессирования, позволяют индивиду судить о своём уровне развития по отношению к другим Сутям, окружающим его: насколько он поднялся выше одних и насколько находится ниже других.

В итоге все целенаправленное планирование развития Сути сводится к ориентации её на достижение состояния макси-объёма, то есть Абсолюта. И с другой стороны, происходит ориентация внутренних состояний данного Объёма Сути на разложение его на мини-потенциалы, потому что любое развитие идёт как вовне, так и внутрь, до бесконечности.

И хотя совершенствование любой триединой Сути происходит и в одну сторону, и в другую, противоположную, но между ними имеются отличия, которые проявляются в мощности формирований.

Мощь «внешнего объёма» и мощь внутреннего соотносятся к Триединой основе Сущего по числу абсолютных прогрессий, сформированных в процессе существования. Сумма этих прогрессий слагает, в свою очередь, «истинное построение» какой-нибудь новой единицы в большем Объёме.

Выбор целенаправленной планомерности предоставляется самой Сутевой триединой Субстанции. Какая часть превзойдёт по своим качественным содержаниям прогрессий две другие части, та соотносимость будет соответственно максимально превосходящей основой.

Каждой триединой Сути в Иерархии Бога предоставляется право выбора цели развития. И в зависимости от выбора направления путей совершенствования происходят наращивания или положительной части триединой основы, или отрицательной. И та часть, которая набирает больше количественных накоплений, будет преобладающей основой в характере Сути.

Отсюда и дальнейшие преобразовательные функции развития в новой более мощной структурной композиции Триединства, и т.д. до бесконечного совершенствования. От того, какая часть в триединой основе Сути стала преобладать на данном этапе, будут зависеть последующие преобразовательные функции её развития уже в более мощной Триединой постройке. Итак до бесконечности: каждые предыдущие построения будут влиять на последующие.

Происходит и так, что одна часть трёх основ часто меняет свою потенцию в явную противоположность, но на различных стадиях иерархического принадлежания, так как постоянство в измененностях соотносит факт зависимости Сутей от проходимого пути, проявленные ситуации которого заставляют каждую Сутевую основу максимально влиять на общую инстанцию Духа.

Отсюда получаемый перевес в качествообразующихся планомерностях и рост потенций каждой основы Триединства в соотносимо-значимой принадлежности к частнополученным преобразовательным характеристикам. Случается, что одна из составных частей души в ходе существования меняет «свою потенцию в явную противоположность», но обычно это происходит не сразу, не мгновенно, а в процессе пребывания на различных стадиях прогрессирования на Уровнях Иерархии.

И это бывает потому, что в любой Сути постоянно должно что-то изменяться (изменения заложены в её построении), но индивид всегда находится в зависимости от тех наработок, которые произвела его душа на прошлом пути. Поэтому какие-то действия в некоторых ситуациях могут привести к смене потенции на противоположную, и в целом это будет влиять «на общую инстанцию Духа».

Рассмотрим пример (схема № 2). Если часть «1» была положительная, а «2» — отрицательная, и их потенция изменяется на противоположную, тогда часть «1» становится отрицательной, а «2» — положительной. Но в каждой из них остаются прежние количественные накопления качеств. И если в части «1» было набрано качеств больше, то после того, как она изменила свою потенцию, она (отрицательная часть) становится мощнее, так как в ней теперь присутствует больше качеств.

Именно поэтому перевес происходит в той части, которая до этого накопила больше качеств.Качественные накопления приводят к росту потенции всех трёх частей Триединой души, так как накопления в одной из них, например, в положительной, вызовет увеличение части «3». А она даст указания усилить свою деятельность части «2», так как она отстала. И та будет вынуждена тоже нарабатывать дополнительно свои качества. И таким образом, все 3 части увеличат свою потенцию. (Но одна — сама, по своей инициативе, а другая — под давлением Сверху.)

fig_24

Схема № 2

Цель закона состоит в объединении трёх главных состояний энергетических субстанций, только в объединении в одном общем объёме. Но они никогда не смешиваются и не соединяются, и каждая существует как самостоятельная. Объединение происходит на уровне сотрудничества для обеспечения условий единого существования, которое содержит в себе все частные формы прогрессивных состояний.

Отдельные элементы, слагающие каждую часть, направляют свою деятельность на достижение общей цели прогрессирования того объёма Сути, которую они составляют.Претерпевая переходные стадии трансформации, все три части единой Сути постоянно развиваются, изменяя саму личность.

Закон Триединства обеспечивает Сути осознание собственной индивидуальности на бесконечном пути перевоплощений и изменений при переходе с Уровня на Уровень, и далее до бесконечной фазы существования.Сам законодательный процесс, сохраняя единство трёх частей и объединяя их в объективную форму, способную бесконечно прогрессировать, обеспечивает вечное существование данной формы. 

Закон Триединства обеспечивает бесконечное совершенствование всем трём состояниям духовной основы Сути и тем самым способствует вечному прогрессированию её общего объёма как индивидуального организма. При этом общий объём Сути выражает собой основной показатель той части из числа трёх субстанций, которая оказалась на данный момент более мощного потенциала.

Триединая основа совершенствования заключает в себе планомерное развитие, включающее в себя все возможные «потенциально-направленные величины», которые своим качественным состоянием формируют внутри Сути процесс построения индивидуальной личности.

При прогрессивном формировании Сути наиболее важным моментом является такое развитие трёх частей души, при котором выдерживалось бы между ними гармоничное соотношение. Гармония возможна между тремя частями души и невозможна между двумя противоположными; то есть между «объёмом положительного начала и объёмом отрицательного начала».

Между этими двумя началами, противоположными друг другу, достижение баланса не является главной целью развития. Если баланс и возникает между ними, то он бывает очень кратковременным и в следующий момент нарушается в связи с продолжающимся процессом совершенствования одной из сторон, который приводит к нарушению равновесия и преобладанию той части, которая больше работает.

Каждая часть триединой основы души содержит в своей структуре «коэффициент оппозиционных композитов», который помогает им варьировать в самых разных соотношениях свои количественные показатели, поддерживая в них специально соотношения неравенства и непостоянства. И поэтому за счёт этого коэффициента постоянно происходит перевес или в положительную часть, или в отрицательную.

Две составляющие души: положительная и отрицательная, имеют третью оппозицию этих двух состояний, которая представляет собой «обособленную форму Управления». Она всегда стоит над двумя другими оппозициями, регулируя их соотношения.

Совершенствование третьей Управленческой части происходит за счёт работы двух других частей. И это становится возможным благодаря объединению законом всех трёх состояний, что позволяет им функционировать воедино на общую Суть. Управленческая часть увеличивает свой объём только посредством прогрессивной деятельности и функционирования двух других частей.

Управленческая часть всегда занимает половину того объёма, который составляют три части вместе. Это можно выразить соотношениями при случае баланса двух других частей: если каждая из оппозиционных частей занимает по одному объёму, то Управленческая часть будет занимать 2 объёма.

Поэтому Управленческой инстанции предопределена главная роль в процессах совершенствования, и именно она руководит соотносительным развитием двух других объёмов. Положительный и отрицательный объёмы являются исполнителями.

Производя какую-то работу по преобразованию собственной основы, каждый исполнительный объём обязан отдавать часть наработанной энергии в Управленческую базу, то есть увеличение потенциалов любой оппозиционной основы происходит с соотносительным ростом потенциала и третьей части.

Установлены определенные количественные соотношения между нарабатываемой и отдаваемой энергией. Между положительной и отрицательной частями никакой взаимоотдачи не производится.

Закон Начала всех начал

eye of God

Суть закона — в совершенном, образовательном процессе, где Суть являет собой факт определённости себя в функциональной зависимой конструкции относительности. Являясь основным фундаментальным параметром деепричастного оборота зависимых отклонений, закон сопоставляет факты существующих фундаментальностей и в этом положении соизмеримости имеет структуру сопоставительного характера, где факты Сутевого развития из начальных композитивных формирований, в системе зависимых взаимодействительностей образуют сеть связующих концепций, помогающих данным композитивам, соизмерено друг другу, совершенствовать собственные основы потенциальной конструкции.

Цель закона — в постоянном действии новообразований, где под процессом динамики понимается функция построительного начала от нулевого этапа конфигурации. Отсюда начало есть процесс с наименьшей точкой отсчёта любых параметральных величин, то есть с нулевого образования, где ноль — это уже окончательно построенная система Сутевого потенциала со своим макси — объёмным композитом.

Процесс построения любого начального композита или любого начала есть формирование с последующим присоединением уже существующего максимального объёма с другими потенциальными максимумами. Отношение коэффициента новообразованной конструкции к собственным минимальным потенциальным объёмам есть соизмеримость мощностного расположения данной Сути с новым начальным композитом.

Итак, начало всех начал — это кругооборот взаимодействующих присоединений, где готовый максимальный потенциал переходит циклично в новейшую стадию развития путём новообразованных конкретностей методом присоединения при существующем функциональном развитии, имеющем потенциал постоянной направленности, где действующая сила исходит от процесса внутренних взаимодействий данной конструкции.

Постоянство в направленности есть признак начальной энергосоставляющей величиной композитивности, содержащей в себе наименьшую силу мощностного Уровневого принадлежания на новосформированной стадии совершенствования.

Начало есть функция определённости, которое избирается относительно конкретного факта окружающего принципиального развития. Характерным доминирующим признаком объективизации любого потенциального образования является концептуальная часть связующих зависимостей, где сама форма связи являет потенцию потребностей, от которой и берёт начало та или иная конструктивная постройка.

Требуемая фактура действительности есть основной факт рождающейся объективности, отвечающей всем параметральным данным окружающей реальности. В результате этих концепций формируется личностная направленность на тот или иной вид совершенных достижений, ведущих оба объёма — максимума и минимума — к конечно- поставленной установке.

Цель любого новообразования — совершенство до бесконечно вмещающего потенциального образования.Начало есть форма определённых сопоставлений, в результате чего образован единосформированный узел конкретизированных данностей, по которым соизмерительный процесс количественного состава формирует распределительную конструкцию качественных содержательных характеристик, что являет собой Суть любой единосформированной композитивной постройки.

Задача новообразования есть бесконечность в переходных стадиях совершенных процессов, движение которых определяет форму развития в сложных циркуляционных моментах прогрессирующего фактора. Своевременная часть построительных новообразований даёт общей системе формирования расширять свой собственный потенциальный узел кодированных значений.

То есть, иначе говоря, если что-то где-то не хватает, то оно образуется из того, что уже есть и тем самым замыкает недостающее звено в общемировом складе сопоставляющихся концепций, где форма новообразования являет факт потребности качественных составляющих макси-конструкции; откуда общая структурная основа композитивных построений превалирует над нижестоящими формированиями или структурируется между одинаковыми макси-мирами, но без этой новообразованности.

Суть любого начала заключена в действительности жизненного функционирования, где процессы жизнедеятельности генерируют квинт-эссенцию роста прогрессивных состояний индивидуализированной основы построения, изменённость которой на стадиях трансформативных формирований являет собой конструктивную усложнённость с увеличивающейся потенцией, приближающейся к строению Абсолюта.

Хотя по существу своему Суть любого начала уже является Абсолютом, но на первоочередной стадии совершенных прогрессий. Но в сопоставимости созидания общей планомерной конструкции, обоюдного начала в своей истинной форме синтезированных прогрессий, по сути своей, просто не существует, так как это всего лишь переходная стадия этапного развития индивидуальных личностных состояний.

И всегда наличествует что-то, что предшествует любому начальному образованию; то есть это не что иное, как закономерность циклично-сформированных этапных промежутков, протяжённость коих зависит от потенциально-скоростной направленности развития Сути и её стремления к данному скорейшему прохождению этапных трансформаций, ведущих к постижению существенной целевой установки — познанию истинных значений и абсолютных формирований на пути восхождения бесконечно существующих номинаций планов бытия.

И потенция начально сформированной базы развития есть накопленный критерий предшествующего этапа развития, имеющего рамки конечного объёма генераций.

В итоге функциональный аспект формулировки начала всех начал являет собой всесодержащую структуру бытия, в первоначальном виде интегрированной конфигуративной установки, который в процессе созидания действительности имеет динамику преобразовательной направленности, дающей общеформирующему процессу совершенствования основу для генерации дальнейшей индивидуальной формы прогрессии на последующем «новом» этапе развития.

Интерпретация Закона Начала всех начал

Всё мироздание Космоса наполнено всевозможными видимыми для человека конструкциями: планетами, звёздами, галактиками, туманностями, а также и невидимыми, но уже известными, такими, как Уровневые Иерархии с их множеством миров. Таким образом, в Космосе существует множество видимых и невидимых форм, и все они имеют своё начало. Но что же является началом всех начал? Что первично в своём зарождении и что вторично? Именно об этом и говорит данный закон.

Суть закона заключается в совершенстве образования форм через определённые процессы. Каждая Суть является продуктом действия этого закона и занимает определённое место в общей конструкции Космоса и не может быть там, где ей не положено по Уровню развития.

Точно так же и каждая конструкция относительно другой в Космосе занимает не произвольное и случайное расположение, а увязана с функциональной деятельностью Абсолюта и выполняет сугубо конкретную роль. И всё это учитывает и формирует «закон начала всех начал».

Закон является фундаментальной основой всему тому, что появляется в мироздании и выражает зависимость своего существования от потребности в нём других форм, то есть всё, что находится в его объёме, создаётся в связи с функциональной потребностью в них других форм. Поэтому данный закон сопоставляет соизмеримость существующих конструкций по отношению к тому, что первично, что вторично, что третично и т.д.

И это определяется по системе зависимых связей, действующих между ними. Связи, соединяя определенной функциональной зависимостью все формы, помогая им существовать и обеспечивая всем необходимым, в то же время способствуют и их совершенствованию.

Цель закона — в постоянном создании новых образований, что способствует обновлению и прогрессированию Абсолюта. В процессе создания новых образований принимается «функция построительного начала», где за начало берётся нулевой этап создания какой-либо конфигурации. Поэтому иначе можно сказать, что начало — это процесс с наличием минимального числа любых параметров, то есть с нуля.

Почему именно с нуля, а не с единицы? Дело в том, что именно ноль считается не только началом чего-либо, но и концом какого-то цикла, поэтому ноль содержит законченную в построении какой-то стадии систему Сутевого потенциала с полным набором качественных показателей.

Процесс построения начального качественного состава, то есть любого начала, заключается в воссоединении уже существующего объёма с другими, можно сказать, будущими объёмами. При этом каждый из них обязан нести в себе абсолютное содержание состава его возможных компонентов, и, таким образом, являться законченной формой для соответствующей стадии развития.

Вновь созданное образование или Суть соизмеряется определенными соотношениями, чтобы можно было определить, в какой части пути своего развития она находится. И для этого существует коэффициент новообразований, который соизмеряет отношение объёма вновь построенных конструкций к «собственным минимальным потенциальным» формам, которые требуется построить согласно планомерному развитию всего объёма.

Подобное сравнение позволяет понять, сколько построено и сколько еще требуется создать конструкций, и насколько процесс построения укладывается в нормы по времени. Закон начала всех начал выражает круговорот взаимодействующих форм, закончивших какие-то стадии существования.

Такая форма, с достигнутым в прошлом максимальным потенциалом, то есть какой-то макси-мощностью, циклично переходит в новую стадию развития, в ещё больший объём. И на основе старой формы начинают строиться новые конструкции. Подобное присоединение старого к новому являет собой цепь, уходящую в бесконечность, но всегда имеющую направленность от прошлого к будущему и в сторону прогресса.

Сила, заставляющая действовать данный процесс, заложена в механизме внутренних взаимодействий данной конструкции. Она не может быть остановлена, прекращена, замедлена и всегда будет протекать с положенным для неё ритмом, потому что сами процессы, происходящие внутри строящегося объёма, уже обусловливают её наличие в нём.

Постоянное направление в развитии от одного начала к другому и до бесконечности свидетельствует о наличии в данном процессе начальной энергии определённого состава, содержащей наименьшую мощь в начинающемся процессе построения нового.

Любое начало — это уже величина определённого существования. Но она, однако, зависит от факта выбора этого начала в бесконечной цепи переходных форм. За начало можно принять то, что было миллион лет назад, а можно и то, что было десять миллионов лет назад.

Признаком, который приводит к объективному существованию какую-то форму, является наличие в любом образовании ряда связующих зависимостей. Бесконечная форма развития заключает в себе связи, воссоединяющие её с другой формой и являющиеся необходимостью и потребностью. Именно от этой потребности и берёт начало любая постройка Абсолюта внутри его объёма.

Потребность в наличии существования действительности порождает объективную реальность, которая уже существует независимо от нас и обладает всем необходимым для существования в ней живого. В зависимости от того, что любая начальная точка отсчёта лишь разделяет цепь бесконечного развития на две части, одна из которых уходит в прошлое, другая в будущее, то и развитие можно разделить на то, которое ведёт к макси-объёму через будущее, и то, которое ведёт к мини-объёму, уходя в прошлое.

Кроме того, раз любое развитие бесконечно, то количественные накопления должны обязательно привести к зарождению в этих формах Личностной основы, то есть в ходе прогрессирования какого-либо объёма он при определённых количественных и качественных накоплениях энергии являет собой уже Личность. И это очень важный момент в факте зарождения живых существ.

Целью любого вновь созданного образования или формы является бесконечное совершенствование с достижением такого потенциала, который способно только будет вместить в себя развивающееся образование. Любое начало относительно и поэтому являет собой форму сопоставления. Точкой, разделяющей что-то для сопоставления, служит как раз нулевая точка существования.

Сопоставление может происходить не только как прошлого объема с будущим или настоящим, но оно может производиться и внутри начального узла, сформированного за какое-то время от начала. Факт сопоставления внутри нового объёма помогает сравнивать количественные характеристики, вновь набранные, после чего группировать их и распределять как качественные характеристики; иными словами, количественные накопления, благодаря сопоставлению их, подразделяются на качественные.

И механизм группирования однородных типов энергий находится внутри новообразующейся формы. Основной задачей любых новых образований является создание условий для бесконечности движения развития, а следовательно, обеспечение бесконечности в переходных стадиях процессов.

Насколько совершенно происходит процесс перехода от одной стадии к другой, влияет на последующую форму развития в сложных взаимообменных процессах. Своевременное создание новых образований на основе уже имеющихся нулевых циклов позволяет подготовить собственный нулевой «потенциальный узел кодированных значений». То есть нулевой цикл общего Объёма, который, в свою очередь, послужит началом для последующего расширения своих границ.

Каждый новый цикл развития расширяет пространственные габариты предыдущего цикла развития. Но чтобы это произошло, необходимо включение в цикл действия именно тех образований,которых не- достаёт в общем Объёме для его полного функционирования. Поэтому, согласно общей программе совершенствования

Единоцелостного Объёма, в нужное время происходит включение в развитие тех образований, работы которых не хватает соответствующей форме. Но включение происходит только тех данностей, которые уже есть, и тем самым осуществляется «замыкание недостающих звеньев» в построениях Абсолюта.

Поэтому любая форма новых образований непросто развивается сама по себе, а её создание и развитие является потребностью общемировой макси-конструкции. Её потребности и нужды являются первостепенными и всегда превалируют над нижестоящими частными формами.

 «Суть любого начала заключена» в его реальной форме существования, в наличии в нём жизненных функций. И любое первичное образование способно порождать жизненные силы, которые ведут его по пути прогресса бесконечно по цепи стадийных трансформаций, когда осуществляется переход из одной формы существования в другую. При этом происходит усложнение конструкции новообразований и увеличение их потенциальной мощи.

Мою интерпретацию данных Законов ты прочитаешь в следующей статье «Тайны жизни». Подписывайся!

Источник: Секлитова Л.А., Стрельникова Л.Л. «Законы Мироздания или основы существования Божественной Иерархии».

fil.bobrodobro.ru/1938

ru.wikipedia.org

www.psychologies.ru/self-knowledge/behavior/5-shagov-k-kriticheskomu-vospriyatiyu/

Хочешь получать статьи этого блога на почту?

Новые статьи блога

Комментариев нет

Комментарии запрещены